предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 1. Антипустыня

Всякий здравомыслящий человек (даже если он об этом раньше и ничего не слышал) с первого взгляда убедится, что [Нижний] Египет, куда эллины плавают на кораблях, недавнего происхождения и является даром реки [Нила]. И такова же часть страны еще на расстоянии трехдневнего пути плавания вверх по реке... Когда Нил затопляет страну, только одни лишь города возвышаются над водой, почти как острова в нашем Эгейском море.

Геродот. История. V век до н. э.

От Нила прорыто множество каналов и проведено во все стороны; от них, то есть от этих каналов, в свою очередь, проведены маленькие ручьи, орошающие деревни и селения. На них установлено множество гидравлических колес, количества которых даже и не вычислить. Все деревни области Миср выстроены на возвышениях и холмах. Когда вода прибывает, она затопляет всю область, и деревни потому и выстроены на возвышениях, чтобы их не затопляло водой. В это время из деревни в деревню ездят на лодках.

Насир-и-Хисрау. Сафар-намэ. XI век

Два божества создали землю Египта и надзирают за ней сегодня, как они делали всегда, - Солнце и Нил, два мужских божества: они породили и оплодотворили самый большой и самый зеленый оазис на Земле. Но и сам Нил был создан богом Солнцем... Редко где бог Солнце сияет с такой силой, и, так как сухая пустыня высасывает всю влагу, никакой туман не поднимается с ее поверхности. Таким образом, солнце и вода, земля и вода, земля и солнце существуют раздельно, в девственной чистоте, несмешавшиеся, незапятнанные.

Эмиль Людвиг. Нил. Жизнеописание реки. 1935


Если взглянуть на карту, то Египет предстанет в форме неправильного квадрата примерно тысяча на тысячу километров в северо-восточной части Африки. Синайский полуостров - небольшая азиатская часть Египта - не меняет общего впечатления. Но собственно Египет, его обжитая территория - остров в океане пустыни, самый большой в мире оазис самой большой в мире пустыни.

Густо заселенный Египет - антипустыня размером тридцать пять-сорок тысяч квадратных километров. В мелких оазисах за пределами поймы Нила жителей совсем немного. Орошаемый Нилом Египет напоминает по форме цветок лотоса, вырастающий из искусственного озера Насер с листом-оазисом Файюмом и живой ветвью в виде зоны Суэцкого канала. Да, зона Суэцкого канала тоже пьет воду из Нила, поливает ею свои поля, сады и огороды.

Редкий уголок зелени в Каире
Редкий уголок зелени в Каире

География Египта словно создана в качестве пособия для школьников младших классов, настолько она кажется простой. Это - единственная страна на Земле, где все люди во все времена жили на берегу одной реки или отведенных от нее каналов. Река, обработанные поля, финиковые рощи, линия безжизненных гор на горизонте - таков его ландшафт.

Утверждают, что завоеватель Египта Амр ибн аль-Ас писал в VII веке своему повелителю халифу Омару: "Здесь лежит сухая, безводная пустыня. Она поднимается в обе стороны, и между двумя возвышенностями лежит страна чудес. На западе ее край образует цепь песчаных холмов. На востоке он кажется брюхом худой лошади или же спиной верблюда. Таков, о повелитель правоверных, Египет. Все его богатство происходит из благословенной реки, которая течет по нему с достоинством халифа. Регулярно, как солнце или луна, она поднимается и снова падает. Приходит час, когда все источники мира должны платить дань этой королеве рек, которую провидение вознесло высоко над всеми другими: тогда вода поднимается, разливается выше русла, заливает равнину и оставляет там плодородную грязь. Тогда все деревни отрезаны одна от другой. Только лодки могут проходить между ними, и они бесчисленны, как листья на пальмовом дереве.

Но затем в своей мудрости река входит в границы, определенные ей судьбой, так что те, которые живут близ нее, могут собрать богатства, которые она передала матери-земле. Таким образом, о повелитель правоверных, Египет представляет собой поочередно картину сухой песчаной пустыни, полосу серебряных вод, болота, покрытого густой грязью, роскошного зеленого луга, сада, богатого многими цветами, и снова полей, покрытых великолепным урожаем".

Это письмо похоже не на донесение сурового и грубого военачальника, а на заметки вдумчивого путешественника, к тому же одаренного поэтическим мышлением. Но как бы то ни было, оно удивительно емко и точно.

Обзорная карта Египта
Обзорная карта Египта

Простота ландшафта страны сочетается с единообразием климата. За исключением побережья Средиземного моря, где зимой бывают редкие дожди, климат Египта до Северного тропика засушливый, пустынный, с относительно небольшими различиями среднегодовых температур от района к району. Вражда между безжизненной пустыней и зеленым оазисом в долине и дельте Нила кажется аксиомой. Человек в союзе с водой сопротивляется мертвой хватке наступающей пустыни, готовой поглотить поля, сады и плантации, кое-где сажает заслон из тамарисков и акаций на пути движения песков. Но если нельзя сказать, что природа устроена разумно и целесообразно, то она во всяком случае гармонична. Пустыня угрожает поглотить Египет, но она же как мощная экологическая сила сохраняет его. Словно колоссальный костер, раскаленная Сахара образует вертикальный ток воздуха и, создавая зону низкого давления, порождает северные ветры.

Из трехсот шестидесяти пяти дней в году почти триста дней здесь дуют северные ветры. Речной транспорт страны издавна основывается на том, чтобы использовать течение Нила при движении с юга на север и силу ветра в парусе для движения с севера на юг. Это верно и для основного русла Нила, и для каналов. И в наши дни в поездках по дельте постоянно видишь паруса будто идущих посуху фелюг. Невидимые за прибрежным кустарником и тростником, лодки движутся по каналам на север. Дешевизна архаичного, но элегантного средства транспорта обеспечивает выживание и массовое сохранение его в век удорожания энергии.

Но северные ветры в Египте, умеряя температуру и надувая паруса фелюг, играют еще одну неоценимую роль. Они словно выметают песок, приносимый пустыней, отбрасывают его от долины Нила, во всяком случае останавливают его продвижение. Человек не отстоял бы своего острова антипустыни без помощи ветров, порожденных той же самой пустыней.

Чем грозят Египту ветры южных румбов, демонстрируют хамсины.

Жители юго-восточных районов европейской территории Советского Союза знают суховеи из Средней Азии. Добавьте к их зною еще градусов десять-пятнадцать, пыль и песок, и вы получите египетский хамсин. В Судане ветры пустыни зовут хабубами, в Ливии - гибли, в Южной Италии - сирокко. Все они - родные братья. Все они - дыхание из раскаленного зева печи - пустынь Африки.

Хамсин - по-арабски "пятьдесят". Это не значит, что ветер продолжается пятьдесят дней подряд. Сезон хамсина, дующего с юго-запада, охватывает примерно пятьдесят дней в апреле - мае. Пыльная буря свирепствует два-три дня, иногда больше, затем ветер спадает, чтобы возобновиться через несколько дней. Температура в первые день-два хамсина резко подскакивает. Солнце, задымленное и больное, приобретает багровый оттенок, иногда - в особо сильные бури - исчезает вовсе. Происходит "запал" - порча зерна. Оно становится щуплым, легковесным, если хамсин выпал на время налива колоса.

Ветер заметает улицы и поля песчаной поземкой. Пыль настолько тонка, что загрязняет масло автомобильных двигателей, проникает в помещение при закрытых окнах и дверях и в считанные часы толстым слоем покрывает пол и мебель, попадает в пищу, скрипит на зубах. Становится трудно дышать. Жара вызывает слабость, повышает раздражительность. Скачет давление. Возрастает нервное возбуждение, давит сердце. Но перерывы в хамсине приносят облегчение и прохладу.

Молодой русский врач, однажды просвечивая для контроля рентгеном легкие детей во время хамсина, забил тревогу; затемненные снимки говорили о явных признаках туберкулеза. Египетские медики все объяснили одним словом - хамсин. Врач поверил с трудом. Лишь после окончания пыльной бури легкие детей очистились, и он вздохнул облегченно.

Несмотря на хамсины, климат Египта считается идеальным для лечения легочных болезней, особенно зимой. Египтяне крайне редко болели туберкулезом. В наши дни он распространился в трущобах больших городов, но не в сельской местности.

Для нас, северян, египетское лето - тяжелый сезон. Жара угнетает, лишает сил и сна. Я не раз обжигался о раскаленный руль или корпус автомашины. Но, положа руку на сердце, признаюсь: египетская сухая жара-дело терпимое. Температуру до сорока градусов человек, прошедший акклиматизацию, переносит сравнительно легко, если, конечно, не выполняет на солнце тяжелые физические работы, а прячется в тень. Свыше сорока уже чувствуешь каждый прибавляющийся градус. При езде на автомашине в пик жары нередко закрываешь окна - горячий воздух не освежает, а обжигает. Спасительна послеобеденная сиеста. Днем работа прерывается на два-четыре часа.

Зимний холод - ночью до пяти-двенадцати градусов выше нуля - переносишь гораздо хуже. Советские люди, жившие в Египте, на вопрос, что здесь страшнее - холод или жара, в один голос отвечают: "Холод!" При температуре, когда вся Россия давно топит печи, включает центральное отопление или газово-водяные нагреватели, Египет дрожит от холода. Помещения, за редким исключением, не отапливаются. Высокие потолки, сквозняки, щели в окнах и дверях, а сельские мазанки вообще без стекол - все приспособлено к жаре, но не спасает от холода. На ночь египтяне укрываются одеялами, а днем надевают пальто, шерстяные вещи, укутывают шарфом голову, нередко оставляя, впрочем, ноги босыми. Случается, что слабые, истощенные бедняки, ночующие под открытым небом, гибнут от холода. Изредка под утро на траву даже ложится иней. Со многих деревьев опадает листва, и они стоят обнаженными совсем по-зимнему.

В феврале-марте начинается удивительное, роскошное цветение деревьев и кустарников. Лишь акации-фламбуаяны (в переводе с французского - "пылающие") ждут мая, настоящей жары, чтобы сверху донизу одеться в морковно-красный наряд из пылающих цветков, которые дали этому растению столь эффектное название.

В Египте, за исключением его самой северной части, дожди - редкость из редкостей. Они выпадают несколько раз в году, а то и реже. Если случается большой дождь - это уже стихийное бедствие: он просто размывает глинобитные дома с их непрочными крышами, превращает немощеные улицы в непроходимую, жирную грязь, прерывает электроснабжение и телефонную связь. Но дожди не служат даже вспомогательным источником воды.

Река, несущая жизнь Египту, образуется при слиянии Белого и Голубого Нила у Хартума.

Белый Нил рождается там, где современная жизнь еще делает свои первые шаги, в зоне тропических дождей, темных, сырых лесов в тех районах, куда летят перелетные птицы из наших северных краев. Нил кончается там, где много тысячелетий назад зародилась одна из старейших цивилизаций на Земле.

Белый Нил - дитя связанных друг с другом водных систем - великих африканских озер и рек Эфиопского нагорья. Он начинается у озера Виктория гигантским грохочущим водопадом, показывая свой нрав с первых шагов. Но, оставаясь великой рекой и сливаясь о Голубым Нилом, он в Египте местами кажется не шире Оки в среднем течении, и по мощи его не сравнить ни с Волгой, ни с Енисеем, не говоря уже об Амазонке.

Спустившись с Центрального Африканского нагорья, Белый Нил под названием Бахр-эль-Джебель разливается в Южном Судане по обширной плоской равнине со слабым уклоном к северу. Уровень падения от Нимуле до Хартума на протяжении примерно 1700 километров составляет лишь около 70 метров.

В Южном Судане река замедляет свой бег до ленивого течения, разбивается на множество рукавов и озер, образуя зону болот длиной пятьсот и шириной до восьмисот километров, общей площадью несколько сот тысяч квадратных километров. Вследствие инфильтрации и испарения Бахр-эль-Джебель теряет здесь более половины своей воды, несмотря на многочисленные крупные притоки. В сухой сезон весь этот район превращается в гигантское болото с оцепеневшими водами, обширным растительным покровом, зарослями тростника и папирусов по берегам. Но лишь начинается сезон дождей и кончается спячка Великой реки, Белый Нил сбрасывает свой гниющий саван - "великое иго рек", как называют его арабы, и прорывается на север, к Хартуму, к своему собрату Голубому Нилу. Воды его - мутные, зеленоватые - несут много органических веществ. Район Южного Судана арабы называют Саддом (Сэддом) - "пробка, перемычка, плотина", метко определяя самую суть этого района: непроходимые, заросшие болота - более существенная преграда для транспортных связей, чем моря и океаны, не преодоленная для регулярного сообщения до сегодняшнего дня.

Благодаря природным регуляторам в виде озер, порогов, болот Белый Нил имеет довольно равномерный сток в течение года. Его уровень незначительно повышается лишь в сезон дождей. Не ему, а Голубому Нилу единственная река Египта обязана своими разливами, а значит, и возможностью орошаемого земледелия.

Между Белым Нилом и Красным морем возвышается Эфиопское нагорье с высокими горными массивами. Это "Spino Mundi" - "Хребет мира" древних. Над ними разрешаются ливнями от своего влажного бремени муссоны с Индийского океана. Под названием Аббай Голубой Нил вытекает из озера Тана, чтобы низвергнуться через 20 километров одним из красивейших в мире водопадов. Его назвали Тис-Эсат (Тизизат) - "Ревущий огонь": в мириадах брызг здесь постоянно стоит радуга. Первые шестьсот километров Аббай течет как бурная горная река, иногда в каньоне глубиной до километра и более. Приняв мощные притоки, Голубой Нил вырывается на равнину. Нрав его несколько укрощает Сеннарская плотина. В сухой сезон он добирается до своего более спокойного брата жалкой рекой, которую можно перейти вброд. Но с апреля, когда начинаются муссонные ливни, Голубой Нил мчится, обгладывая скалы, снося пласты мягких пород, принимая в свою бешеную воду строительный материал для нильской долины.

Голубой Нил, несущий минеральные взвеси, сливается с теплыми мутными водами Белого Нила, богатыми продуктами разложения органических масс. От соединения этих частиц и образовался за многие тысячелетия десятиметровый слой нильского ила - благороднейший аллювий неистощимого плодородия, а под ним - на сотни метров - смесь гравия и песка с тем же илом.

Последний приток Нила, километрах в трехстах севернее Хартума, - Атбара, также берущая начало на Эфиопском нагорье, недалеко от озера Тана. Она временами в бездождье пересыхает, но превращается в мощную бурную реку летом.

От Атбары до устья на расстоянии 2700 километров Нил не принимает ни одного притока. Половодье на Ниле начинается в середине июля и продолжается до сентября. В период дождей в горах Эфиопии Голубой Нил сбрасывает вместе с Атбарой почти девяносто процентов общего объема воды, поступающей в Нил. Зимой более четырех пятых стока приходится на долю Белого Нила. В период наивысшего подъема уровня воды - в сентябре Нил несет более 700 миллионов кубометров воды в сутки, а в середине мая - лишь 45 миллионов кубометров.

Во время сильных паводков уровень воды в Ниле поднимался на несколько метров. До строительства высотной Асуанской плотины последними регуляторами стока воды были шесть порогов, расположенных в Нубии - от Северного Судана до Асуана. Сейчас второй порог затоплен искусственным водохранилищем.

Песчаные барханы, каменистые плато, растрескавшиеся голые скалы окружающих Египет пустынь мертвы и безжизненны. Но тогда почему же в редких уцелевших озерах в глубине Сахары встречаются крокодилы, отдаленные от своих сородичей, обитающих во влажных тропиках, тысячами километров пустынь? Почему при раскопках стойбищ первобытного человека в Тассили, в горах Сахарского Атласа и Нубии мы видим на стенах пещер сцены охоты на бизонов, слонов, газелей? Почему в пищевых отходах жителей долины Нила времен неолита встречаются кости носорога и скорлупа страусиных яиц? Почему на фресках фараоновских времен много изображений охоты на львов, которых в сегодняшнем Египте можно встретить только в зоопарке? А на рисунках периода Древнего царства и додинастического Египта встречаются дикий осел, слон, газели, антилопы, львы, пантеры, бегемоты, крокодилы и гигантские змеи? Как и для кого древние египтяне строили колоссальные храмы в местах, где сейчас нет воды, а добираться туда нужно много дней на верблюдах, которых не знали люди V-II-го тысячелетий до нашей эры? Ответ один: пустыня, окружающая Египет, молода. Ей меньше девяти-двенадцати тысяч лет. Мы не говорим о том, что Сахара существовала и миллионы лет назад, то увеличиваясь, то уменьшаясь в размерах. Но до начала таяния снегов и льдов, покрывавших Север Европы, насыщенные влагой ветры из Северной Атлантики, проносящиеся сейчас над Европой, тогда проходили южнее, орошая Средиземноморье и Северную Африку. На месте Сахары была саванна, подобная той, что лежит сейчас на берегах Нила в центральной части Судана.

Даже когда в 8-м тысячелетии до нашей эры в Европе завершился ледниковый период и Северная Африка стала высыхать, ее превращение в сплошной массив пустыни затянулось на тысячелетия. Нил в те годы был по крайней мере втрое-вчетверо многоводнее нынешнего. Соответственно шире была его пойма. Пласты нильского ила сейчас находят к западу от Александрии, в Ливийской пустыне. В районе озера Биркет-Карун, в оазисе Файюм, обнаружены земледельческие кремневые орудия додинастического периода, то есть старше семи тысячелетий. Но нашли их в слоях земли, лежащих на несколько десятков метров выше тех, куда доходил паводок Нила в недавнее время - до строительства крупных плотин. Озеро Биркет-Карун, сейчас соленое, было пресным, и уровень его на много десятков метров превышал нынешний. В ту пору оно, видимо, играло роль бассейна-накопителя в паводок, отдавая воду в период низкого уровня Нила, примерно так же, как озеро Тонле-Сап в Кампучии принимает воду в паводок Меконга, сбрасывая ее в сухой сезон. Римские историки сообщают, что на большей части пути из Александрии в Триполи путник проходил через леса и рощи. Тогда на средиземноморском побережье Египта, покрытом полями, оливковыми рощами и виноградниками, жило более многочисленное население, чем сейчас.

Восемь-десять тысяч лет назад Египет в природно-климатическом отношении напоминал нынешний Южный Судан. И даже не собственно зону Садда, а более благоприятный для жизни человека район, лежащий на границе саванны. Здесь в изобилии росли плодовые деревья, съедобные растения, были идеальные условия для охоты и рыболовства.

Видимо, древнейшие обитатели Южного Судана и Египта находились на одном уровне развития, обладали примерно одинаковыми физическими и интеллектуальными данными. Почему же одни остались на прежнем уровне, едва сдвинувшись с него под влиянием внешних сил более развитого общества? Почему другие, освоив начала скотоводства и земледелия, создали затем одну из самых великих цивилизаций в истории человечества?

Мы до сих пор не научились сопоставлять воздействие изменения природных условий на эволюцию общества, соизмерять экологические катастрофы с социально-политическими катаклизмами. От "географического детерминизма" серьезные ученые давно отказались, но не появилась ли опасность игнорировать или недостаточно учитывать природные факторы? Говоря о зарождении цивилизации в Египте, как не принять во внимание воздействие постоянно суживавшейся полосы земли-кормилицы, сокращавшихся охотничьих угодий, пастбищ и мест сбора дикорастущих плодов на человеческие общины, игрой географии и истории занесенные на берега Нила.

Чтобы выжить, человек должен был усложнить свой труд, перейти к занятиям сельским хозяйством, затем начать строить кое-какие ирригационные сооружения. Не будь усыхания, видимо, не было бы и стимула к труду, породившему одну из старейших в мире цивилизаций. Но естественно, не будь Нила, не было бы ни условий для труда земледельцев, ни плодов этого труда.

Правда, сейчас распространена гипотеза, будто бы к земледельческому труду в долине и дельте Нила обратились не коренные обитатели тех мест, а пастушеские племена, теснимые к реке в результате усыхания Сахары. Но зная, сколь сложно и болезненно происходит оседание кочевников даже в новое и новейшее время, можно усомниться в том, что примитивные пастушеские и охотничьи племена сами могли "изобрести" земледелие в исторически короткий срок.

Не буду претендовать на оригинальность в постановке вопроса и ответе на него. Антропологи и историки сходятся во мнении, что среда обитания в Южном Судане была слишком благоприятной для человека. Еще примерно сто лет назад русский ученый И. Н. Клинген писал в книге "Среди патриархов земледелия народов Ближнего и Дальнего Востока" на языке и в выражениях, свойственных той эпохе: "Причиной такой задержки роста и культуры прежде всего следует признать отсутствие импульса к устойчивому непрерывному труду и самодеятельности. Сама природа не служила для него достаточно цельной педагогической средой: она не поощряла его к борьбе, к кооперации, к труду... Для чего было трудиться усиленно и напрягать свою изобретательность, когда все давалось как бы само собою, и даже часто в избытке. Нужда постоянная, действующая непрерывно, как тяжесть нагнетающего поршня, под умеренным, но постоянным давлением, побуждающим к прогрессу в работе и мысли, была ему неизвестна..."

Со времен Клингена были сделаны новые открытия, касающиеся жизни первобытного человека, в том числе в Египте, условий его существования, орудий производства. Но в общих чертах картина, нарисованная русским ученым, представляется убедительной. Видимо, постепенное усыхание саванны, уменьшение стока Нила, медленное ухудшение среды обитания стало умным "педагогом" первобытного египтянина. Чтобы выжить, человек должен был обратиться к усложненному труду, приспособиться к природе, изменить природные условия или погибнуть. В условиях Египта труд неминуемо должен был быть коллективным, как и воля людей в борьбе с природой.

По своей простоте и убедительности эта схема находит немало сторонников, среди которых встречаются громкие имена. Но, отвечая на один вопрос, она вызывает цепочку других. Да, первобытному человеку природа бросила вызов, и он на него ответил. Но ведь у самого умного педагога бывают тупые ученики. Почему же эти "ученики" оказались настолько сильны духом, талантливы и организованны, что смогли одолеть "урок"? Почему они не погибли, не сократили в конце концов своей численности до населения, примитивные потребности которого удовлетворяла бы сокращавшаяся пойма Нила? Почему первобытный человек смог дать "ответ" на этот "вызов" именно в ту историческую эпоху? Ведь примерно в одно время зародились цивилизации и в междуречье Тигра и Евфрата, и в долине Инда? Почему же в подобных ситуациях в другие времена другое первобытное население на могло ответить на подобный "вызов", выполнив "урок" природы?

Как и все величайшие перевороты в истории человечества, переход к земледелию и скотоводству - одна из главных революций, узловых эпох в развитии человеческого общества - был вызван комплексом обстоятельств, которые вряд ли могут быть выражены простой причинно-следственной связью. Лишь упорные усилия исследователей, может быть, приоткроют завесу над одной из глубочайших тайн зарождения цивилизации - причиной появления коллективного труда и коллективной воли к его совершенствованию у древнего человека.

А пока что будем довольствоваться гипотезами.

Итак, древний египтянин обратился к земледелию и скотоводству, что вызвало переворот во всем его существовании, привело к быстрому развитию цивилизации. Процитируем снова И. Н. Клингена, который привлекает нас не только подбором фактов, но и художественным воображением, зачастую не менее важным для воссоздания картины давно ушедших эпох:

"Время шло, все более расширялись границы обработанных земель, увеличивалось многолюдство, росла общественная инициатива. Принцип кооперации получил теперь неслыханные доселе значение и объем.

Всюду проводились осушительные канавы; устраивались большие сооружения для регулирования периодического разлива нильских вод; поверхность полей выравнивалась периодическим заилением во время разливов Нила; вырубались и выкорчевывались леса, кустарники; земноводному царству объявлена была непрестанная война; крокодилы, гиппопотамы и большие змеи покинули Египет. На осушенных болотах завели пастбища; на них развели огромные стада быков, коз и овец. Идея кооперации впервые соединила сплоченные государственные единицы, которые первоначально, вероятно, составляли союзы небольших феодальных княжеств. Народ горячо праздновал первую молодость, ясно сознавал полноту развития своего самобытного творчества, проявление своей коллективной воли, первую победу над окружающей средой, обращенной им из диких зловонных болот и аллювиальных наносов, изрытых глубокими водомоинами, загроможденных всякой растительной дичью, - в ровную гладь хлебных нив и жирных пастбищ".

Не осталось в спячке и духовное начало в человеке. "Уже с первых дней истории сложившийся в доисторическое время культ Осириса, основанный на поклонении Нилу как источнику земных благ, в противоположность злому могущественному духу пустыни, казался неполным. Религиозное мировоззрение потребовало вскоре более общей формулы, более величественного и глубокого содержания, и оно вылилось в законченном культе поклонения пресветлому Горусу-богу солнца, источнику всего сущего, творцу всякой жизни, радости, истины на земле и прообразу бессмертия за гробом. Народ сознал свою духовную мощь... и в соответствии со своей широко расцветающей культурой он создал Великого Сфинкса...

Но как ни привлекательна картина описанного благополучия, не нужно забывать ни на один миг, что она куплена путем многовековой борьбы с тем же Нилом и с той же пустыней, от взаимодействия которых страна ведет свое начало. Ни на один миг нельзя было положить рук и беспечно пожинать плоды раз выигранной битвы".

Не Нил, а коллективный человеческий труд - поколение за поколением, тысячелетие за тысячелетием - сделал Египет Египтом. Воды Нила были таким же строительным материалом цивилизации, как его ил, как солнце. Без воды нет жизни - аксиома, ставшая банальностью. Но сама цивилизация на берегах Нила - дар египтян-феллахов и инженеров-ирригаторов.

Нынешний египетский ландшафт рукотворен почти в той же мере, что и голландский. Человек участвовал в его формировании вместе с водой, почвой и солнцем и был одним из величайших экологических факторов, не нарушавших гармонии природы. Просто в вечном противостоянии пустыни и антипустыни он был частью антипустыни.

С развитием ирригации менялась и природная среда. В древности, когда использовалось бассейновое орошение, в период паводков обитаемый Египет превращался в огромное озеро, протянувшееся на тысячу километров, точнее, в неглубокий пресный залив Средиземного моря. Его лишь изредка разбивали плотины и дамбы, да возвышались острова, на которых размещались города и деревни - отличие Египта исторического от доисторического. Сейчас, когда почти вся страна переведена на постоянное орошение, при пуске воды блестят аккуратные чеки-прямоугольники полей.

Если не считать времени паводков, сельский пейзаж Египта остается неизменным со времен по крайней мере Геродота. Чтобы не обращаться к древности, процитируем снова Клингена.

Обзорная карта дельты Нила
Обзорная карта дельты Нила

"Мы на просторе, мы в царстве древней исторической реки, мы на самой груди ее детища; перед нами дельта мила, - писал он. - Взор поражен, очарован необычным зрелищем. Это - необъятная гладь и ширь; ни за малейший холмик, ни за самый ничтожный пригорок не зацепится глаз от края и до края неба. Эта равнина властвует над нами, вы чувствуете себя как-то изумительно изолированным, каким- то оторванным среди этой неумолимой в своей геометрической строгости, неизмеримой плоскости равнины... Это и не степь и не луг, потому что жалкими покажутся перед ней наши, хотя бы самые широкие, поймы: те прижались извилистыми лентами к своим рекам-кормилицам и безропотно следуют за их извивами и капризными излучинами, эта же пойма-гигант распростерлась над всем видимым горизонтом.

Дельта Нила - это явное торжество многотысячелетней культуры. Взгляните на эти бесконечно сменяющиеся ровные нивы хлебных злаков: роскошной пепельно-голубой пшеницы и ячменя, с поражающими волнистыми линиями из длинно-остистых колосьев; взгляните на эти ровные, будто тушеванные опытною кистью, отливающие муаром своих разнообразнейших оттенков, зеленые полосы всевозможных сортов клевера, люцерны, вики, чины, бобов, чечевицы, гороха, верблюжьей травы и бесчисленного множества других хозяйственных растений".

Дельта Нила радует свежестью зелени в любое время года
Дельта Нила радует свежестью зелени в любое время года

Восхищенный взгляд путешественника остановится теперь, как и тогда, на геометрически правильных, как по шнуру отбитых, гребнях молодых, только что показавшихся всходов хлопчатника и на рядом стоящих высокой стеной кущах сахарного тростника, на матово-черных, симметричных, как под линейку, окаймленных узкими высокими гребешками ячейках небольших участков земли, приготовленных под рис. "Кто этот чудесный инженер, который так уравнял эту плодоносную идеальную низину? - восклицал Клинген. - Какой волшебный нивелир прошелся по всем этим бесчисленным, маленьким культурным делянкам и придал им столько разнообразия и богатства форм и столько однородности и цельности по росту, густоте и наливу культур?.. Этот нивелир - стовековое, неустанное в поте лица творчество египетского крестьянина, несравненно более древнее, чем вся монументальная, иероглифами писанная история фараонов".

Всюду, куда хватит глаз, поля покрывает густая сеть больших и малых водоприводных и оросительных каналов. Широкие судоходные каналы-реки приводят воду издалека, из главной артерии - многоводного Нила; от этих головных каналов растекаются во все стороны каналы второго порядка- "водоприводные"; они в свою очередь ветвятся на каналы третьего порядка-"распределительные", которые дают жизнь мельчайшим веткам - оросительным арыкам.

"Для этого в Египте исстари служат целые батареи орудий всевозможных конструкций и видов,- отмечал путешественник.- Вот древний шадуф... Вот не менее древняя сакия... Это хозяйство - "водяное" по преимуществу; здесь не ждут как благостыни живительного дождя; здесь ухо русского хозяина как-то оскорбительно поражает фраза: "Слава богу, дождей почти не было, иначе было бы плохо"".

Читаешь русского путешественника, перебираешь собственные впечатления, сравниваешь их с заметками Клингена и думаешь, какую деталь, какой элемент добавить к живым, сочным краскам его картины. Пожалуй, бензиновую или электрическую помпу, что стучит у берега канала, да трактор, все чаще появляющийся на полях Египта. Пожалуй, архимедов винт, который он тогда не усмотрел в дельте, но который служил тысячелетия крестьянину вместе с шадуфом и сакией и служит теперь. Еще плантации жасмина и роз для производства ароматических масел. И все? Видимо, все.

Картина египетского поля менялась за его долгую историю. Американские пришельцы - кукуруза, помидоры, картофель - прочно поселились рядом с дуррой - африканским просом, луком, сладким картофелем-бататом. Король XIX - первой половины XX века - длинноволокнистый хлопчатник - стал уже равным среди равных, его вытесняют более доходные овощи, фрукты, кормовые культуры, особенно клевер. Но все это - смена акцента, а не сути.

Суть эта - в единой, от Асуана до Средиземного моря, системе ирригации. Известна древнеегипетская клятва Осирису: "Я не загрязнял вод Нила, я не прерывал его течения в нужное время, я не запруживал канала". Все эти преступления не могли быть делом крестьянина. Скорее это была своеобразная "клятва Гиппократа" инженеров-гидрологов фараоновского Египта.

Ирригационная система - плод труда сотен тысяч и миллионов. Но люди - не пчелы и не муравьи. Ими движет не инстинкт, а разум. При строительстве каналов и плотин, при распределении воды ими руководит вполне индивидуальный разум инженера-ирригатора. В условиях Древнего Египта инженер-ирригатор в общественной иерархии, видимо, не уступал воину, военачальнику. Умение создавать систему ирригации и обеспечивать ее функционирование - такие качества наделяли руководителя в глазах населения сверхъестественными атрибутами. Возможно, что все главные боги древнеегипетского Пантеона - Ра, Осирис, Птах, Хорос, которым приписывали функции распорядителей сил природы или общественных работ, были когда-то реальными фараонами-инженерами или же жрецами-ирригаторами, обоготворенными после смерти.

Еще одна важная особенность.

Не только в древности, но и вплоть до конца XIX века Египет не знал частной собственности на землю в качестве главной формы собственности, не знал частной собственности на производителя в качестве определяющей производственные отношения. В условиях централизованной ирригации требовались коллективные усилия всего общества. Производство, сельскохозяйственное в своей основе, требовало и семейного и общинного труда, но только как части всеобщего, коллективного труда, ибо один человек или даже одна община не могли выкопать канал, построить плотину, создать водохранилище. Для управления этими работами, для мобилизации ресурсов требовалась определенная администрация. На каком-то этапе в Египте аппарат, существовавший для организации производства, для общества, превратился в аппарат над обществом, в государственную власть, в государство, для которого организация производства стала лишь вспомогательной функцией рядом с главной - эксплуатацией трудящихся. Но в условиях Египта это была прежде всего коллективная эксплуатация, при которой значительная часть прибавочного продукта, извлекаемого прежде всего из труда крестьян, распределялась сверху вниз, с вершины социальной пирамиды, олицетворяемой фараоном или султаном, в среднюю ее часть. Возможно, что процесс классообразования в додинастический период, когда египтяне стали возводить первые примитивные ирригационные сооружения, совпал с выделением общинной верхушки, а дальше процесс создания "административно-инженерного аппарата" для все более широкой ирригации и образования господствующего класса шел одновременно. У нас нет документов и источников на этот счет.

Верховная собственность государства на землю в истории объединенного Египта разрушалась дважды, во всяком случае в нашу эру. Первый раз - в римско-византийский период, второй раз - в новое и новейшее время.

К IV веку нашей эры произошло резкое сокращение государственных земель и увеличение частных, видимо, под нивелирующим воздействием положения дел в Римской империи. Процесс феодализации в Египте в V-VII веках протекал в формах, которые в чем-то совпадали с тем, что происходило в западных и северных провинциях Византийской империи. В Египте возникали крупные поместья греческой знати. Но не противоречил ли кардинальным образом этот процесс, привнесенный извне, потребностям нормального функционирования всего ирригационного хозяйства в Египте? Не было ли это одним из существеннейших противоречий между Египтом и Византией (наряду с прямым налоговым ограблением Египта Константинополем, с преследованием коптов), которым и объясняют легкость "завоевания" арабами Египта в VII веке нашей эры? Ведь мусульманское право вернуло верховную собственность на землю халифу-султану, то есть ввело аграрные отношения в традиционное для них положение.

Халиф-султан мог извлекать доходы через своих чиновников, передавая землю в пользование крестьянам. Чаще всего земля передавалась во временную собственность, точнее, в управление кому-либо из представителей феодальной знати в обмен на военные, гражданские или религиозные услуги государству. Были и так называемые "вакуфные земли", предназначенные для благотворительных или религиозных целей. Незначительная часть земель считалась частной собственностью-мульком. Отсутствие наследственной собственности на землю предотвратило появление в Египте наследственной феодально-помещичьей аристократии европейского типа. Распространение частной собственности на землю в Египте началось лишь в XIX веке под воздействием Запада. Оно было законодательно закреплено в самом конце прошлого столетия.

Рассуждая о Древнем Египте, немецкий публицист Эмиль Людвиг писал: "Применительно к египтянам можно сказать, что каналы - это их эпос, плотины - их драма и пирамиды - их философия".

Людвиг верно уловил, что вполне материальные сооружения занимали огромное место в духовной жизни народа как в древности, так и в наши дни.

Общая протяженность каналов в Египте-многие десятки тысяч километров. Тысячи километров составит длина плотин, если их вытянуть в нитку.

Несколько плотин есть собственно на Ниле - в Египте и Судане. Одни из них накапливают, собирают воду, другие только распределяют ее. До появления высотной Асуанской плотины три другие подпирали искусственные озера: старая Асуанская плотина с водохранилищем 5 миллиардов кубометров воды, Гамаль-Аулия в Судане, в полусотне километров южнее Хартума, с запасом воды 3 миллиарда кубометров и Сеннарская плотина на Голубом Ниле, вблизи суданской столицы, - 1 миллиард кубометров.

Нил в Египте перегородили распределительные плотины в Иене, Наг-Хаммади, Асьюте, Дейрутская и Лахунская дамбы, плотина Мухаммеда Али ниже Каира. От них вода растекается по главным оросительным каналам.

К началу пятидесятых годов многотысячелетнее противоборство антипустыни и пустыни, живой энергии человека и мертвой силы песков, казалось, подходило к последней черте. Орошаемая площадь Египта - 6 миллионов федданов (1 феддан равен 0,42 гектара) при посевной (с учетом двух-трех урожаев в год) 9,3 миллиона федданов - вот земля, которую мог напоить Нил при помощи существовавших плотин. Но и они не предохраняли страну ни от чрезмерного количества воды, ни от ее недостатка. При среднегодовом стоке Нила в Египте 84 миллиарда кубометров воды максимум в отдельные годы достигал 150 миллиардов кубометров, а в засушливые катастрофически падал до 40 миллиардов.

Минареты узорны, высоки и тонки, как пики
Минареты узорны, высоки и тонки, как пики

Египту нужно было сделать последнее сверхусилие, чтобы вырвать у пустыни еще несколько сот тысяч федданов под нивы и сады. Египту для дальнейшего нормального существования нужна была высотная Асуанская плотина.

...Вспоминаю январь 1961 года. Мы ехали на грохочущем, дергающемся поезде, в запыленном купе, спорили двадцать четыре часа в сутки, изредка бросаясь к окнам, чтобы поймать взглядом пейзажи Египта, сероватые воды Нила, радостную зелень полей, наносы желтого песка, наступающего на пойму реки, прозрачные колокольни коптских церквей, минареты, минареты... над бесконечными деревушками серо-коричневого цвета. Мы - студенты Каирского университета: русские, итальянцы, албанцы, немцы, ливанцы, югославы, шведы, голландцы и, конечно, египтяне - ехали в Асуан. "Ульна ханибни уаихна банина-с-садд аль-аали!", - пели египтяне. - "Мы сказали, что построим, и мы строим высотную плотину!"

Хотя на полях Египта появляется все больше тракторов, главная тягловая сила пока еще буйволы
Хотя на полях Египта появляется все больше тракторов, главная тягловая сила пока еще буйволы

В Асуане разноплеменная студенческая группа как-то притихла, подавленная, затерявшаяся в гигантском человеческом водовороте. Великая стройка с ее десятками тысяч рабочих, грохотом машин, русско-арабской речью, руганью, пылью, бьющей человеческой энергией, надрывом, первыми успехами. Год назад президент Гамаль Абдель Насер нажал на пульте кнопку, взорвав первые гранитные скалы на пути водоотводного канала. Сейчас работы охватывали все большее пространство. Единственный из всей группы, я уже побывал на подобной стройке - корреспондентом "Волжской коммуны" на строительстве Куйбышевской ГЭС и, надуваясь от молодой гордости, пытался все объяснить своим товарищам, все растолковать. Затем было катание на фелюгах по Нилу и - вопреки предупреждениям врачей - купание на нильском плесе, посещение сказки - храмов Филе, полузатопленных водохранилищем старой Асуанской плотины. И путь обратно, наполненный сознанием того, что ты увидел что-то великое, грандиозное.

Я побывал здесь лет пятнадцать спустя. Асуан стал курортным захолустьем, и главным событием его монотонной жизни в тот момент были съемки американского боевика "Убийство на Ниле" по Агате Кристи. Были и заводы, но где-то на периферии его жизни. При электростанции работали несколько советских энергетиков-специалистов по ремонту и профилактике турбин. Гидроузел охраняли зенитки и ракеты, возле которых спали солдаты.

Это были годы все более истерических, оскорбительных нападок президента Садата на Советский Союз. Он сжигал мосты с Москвой, расчищал себе путь в Иерусалим и Кэмп-Дэвид. Из памяти египтян хотели стереть годы нашего сотрудничества. Лгали, лгали, лгали. Но Асуан...

На берегу водохранилища стоит памятник советско-арабской дружбы, очертаниями напоминающий гигантский лотос. Внутри помещения сияют четкими золотыми буквами слова, славящие советско-арабскую дружбу.

Никто в годы самых гнусных выпадов против Советского Союза и попыток оболгать высотную Асуанскую плотину не посмел поднять руку на Большой асуанский лотос.

За Асуан египтяне расплатились с нами сполна.

Но нет! Не была стройка в Асуане актом купли-продажи оборудования в рассрочку, в кредит. Не была она просто передачей, употребляя английское словечко, "ноу-хау", технологических знаний. Это был акт высокого, хотя и трудного духовного и производственного общения двух столь различных народов, совместного творчества на самой крупной, на самой важной в истории Египта стройке. Акт политического, хотя и временного союза. Нелегка была совместная работа, поиски понимания, сотрудничества, но все преодолели и построили! Из памяти человека можно многое стереть. Но даже наши враги не забудут, что высотная Асуанская плотина-детище сотрудничества двух народов.

Не будем думать, как наивно полагают иные, будто советско-египетское сотрудничество было улицей с односторонним движением. Дело не только в выплаченной стоимости асуанского гидроузла. Не будем ссылаться на принципы нашей политики. Политическое и экономическое сотрудничество соответствовало интересам не только Египта, но и Советского Союза. Роль высотной Асуанской плотины в этом сотрудничестве невозможно преувеличить. Хотя СССР не легко, ох не легко было найти средства и возможности для участия в гигантской стройке за рубежом.

Известный египетский публицист Лютфи аль-Холи рассказывал мне в 1976 году: "Я читал в США лекции о положении в Египте. Один из работников госдепартамента спросил меня: "Что мы, американцы, можем в Египте сделать, чтобы оставить такой же след, как русские, построившие вместе с египтянами высотную Асуанскую плотину?" Я ответил: "Помогите построить еще одну высотную Асуанскую плотину"

Аль-Холи острил. Второй высотной Асуанской плотины в Египте не будет. Все остальное - в смысле ирригационных сооружений - вторично, мелко. Ас-Садд аль-Аали - апофеоз покорения Нила, многотысячелетних усилий египетского народа. Высотная Асуанская плотина была бы построена при любых обстоятельствах. Без СССР это произошло бы не в шестидесятые-семидесятые годы, а в восьмидесятые - девяностые, в XXI веке в конце концов. Социально-экономическая плата за опоздание была бы чудовищно высокой. Но все равно построили бы, потому что без Ас-Садд аль-Аали Египту не жить. Однако тот непреложный факт, что ее построили вместе с египтянами именно советские люди, останется навсегда алмазным фондом нашего сотрудничества, человеческим и политическим капиталом СССР в Египте при всех превратностях судьбы.

По числу рабочих стройка высотной Асуанской плотины не была самой грандиозной в истории Египта. Пирамиду Хеопса строили сто тысяч человек в течение тридцати лет. Но плотина и пирамида Хеопса - словно антипустыня и пустыня человеческого творческого начала.

Ас-Садд аль-Аали и пирамиду Хеопса уже сравнивали. Обе поражают размерами и грандиозностью замысла. Для Египта это сравнение допустимо, для человечества в целом- нет: будут и уже есть еще более дерзкие и великие гидротехнические сооружения, чем высотная Асуанская плотина.

Ас-Садд аль-Аали - дитя человеческого разума.

Пирамида - чудовище, порожденное человеческим безумием.

Высотная Асуанская плотина по своему назначению - рациональна: давать воду и энергию людям.

Пирамида-иррациональна. Она служила гипертрофированному честолюбию одного смертного, пожелавшего обеспечить себе бессмертие.

Ас-Садд аль-Аали - символ жизни. Пирамида-символ смерти.

Пусть говорят: "Пирамиды - памятники эпохи, шедевры искусства, до сих пор неразгаданных тайн древней инженерии, материальное воплощение религии и философии древних египтян". Согласен. Готов восхищаться и восхищаюсь гранями пирамид на фоне синего неба, величием, простотой и ясностью форм. Могу вообразить их сказочное, феерическое сияние в бесподобном ансамбле храмов и Сфинкса, когда они еще были покрыты отшлифованным разноцветным мрамором, испещренным иероглифическими надписями. (Целой библиотекой надписей! По свидетельству путешественников, еще в VIII-X веках нашей эры их сохранялось только, что, переписанные на бумагу, они составили бы десять тысяч страниц!) Могу онеметь перед грандиозной, почти космической идеей самообожествления, мрачной, не знающей границ фантазией, неукротимо страстным желанием перенести в загробный мир все богатство, власть, все изысканные, извращенные наслаждения, которыми обладал фараон при жизни.

На пьедестал своего демонического, всепожирающего безумия фараон Хеопс положил жизненные силы двух поколений египтян, бесчисленные человеческие жертвы, доходы государства, все богатство храмов и, по словам Геродота, собственную красавицу дочь, превращенную им в проститутку для добывания нужных пирамиде средств. Бичи надсмотрщиков свистели попеременно с молитвенными песнопениями жрецов - шла, как мы бы сейчас сказали, идеологическая обработка подданных: ведь одной силы было мало, нужно было еще уверить людей в том, что они терпели муку не для человека-фараона, а для фараона-бога, умирали не во имя его бредовой идеи, а ради высших идеалов, то есть якобы ради самих себя.

Невероятный замысел воплотился в камне. Умирающий фараон, уверивший себя и других в своей божественной сути, торжествовал.

История над ним посмеялась. Гробницу Хеопса ограбили. Как и гробницы всего сонмища фараонов, правивших Египтом в течение трех-четырех тысяч лет, за исключением случайно уцелевшего захоронения Тутанхамона. В могилу Хеопса проникли циничные, но здравомыслящие земные люди, скорее всего те же самые жрецы, инженеры, которые руководили работами, придумывали хитроумные ловушки и тайные ходы для других, но не для себя. Что им было безумное честолюбие умершего фараона! Что им был загробный мир! Жажда богатства и наслаждений в этом, а не в ином мире двигала ими.

Но ирония истории повторялась. Новые фараоны возводили новые пирамиды, никому не нужные сооружения в пять тысяч комнат, укрывали в склепах шедевры искусства. И новым грабителям доставались собранные ими для загробного мира сокровища.

Паром в порту Порт-Саида
Паром в порту Порт-Саида

Безумие могло продолжаться долго, очень долго, но не бесконечно. Угас Древний Египет. Надорвался фараоновский Египет. Мы не можем и, видимо, никогда не сможем дать исчерпывающий ответ почему. Однако для меня бесспорно: безмерная растрата сил живых во имя мертвой идеи была одной из причин его гибели.

Но мы слишком далеко ушли от земной, функциональной, рациональной Ас-Садд аль-Аали.

Не забудем, что для своего времени это была самая политизированная стройка в мире.

Известный английский исследователь Нила Г. Херст в 1946 году предложил построить плотину в верховьях Белого Нила, на озере Альберта. Революционное правительство Египта, пришедшее к власти в 1952 году, отвергло идею - она означала бы передачу регулирования вод Нила в чужие, английские руки - тогда и Судан, и Уганда входили в состав Британской империи. Кроме того, ведь основная масса паводковых вод идет из Голубого Нила.

И политика и гидрология указывали на Асуан как на идеальное место для строительства новой, высотной плотины. Сам Херст как честный инженер признал в 1957 году, что "проект высотной плотины в Асуане наилучший, что он позволит накапливать значительную часть паводковой воды Голубого Нила и Атбары, так как только у Асуана можно соорудить водохранилище достаточного объема".

К этому времени международная комиссия из лучших экспертов мира признала выполнимость проекта со всех точек зрения. Его выгоды были очевидными. Орошение становилось устойчивым, земли получали достаточно воды независимо от капризов погоды в Экваториальной Африке. Существенно могли расшириться обрабатываемые земли - на 1,3 миллиона федданов, а 700 тысяч - 1 миллион федданов можно было бы перевести на круглогодичное орошение. Гидростанция увеличила бы энергетический потенциал страны на 10 миллиардов киловатт-часов в год по сравнению с 1 миллиардом киловатт-часов, производимым египетскими электростанциями в 1952 году. Валовой национальный продукт возрос бы на четверть.

Нужны были деньги, много денег - 210 миллионов египетских фунтов, а с учетом всех дополнительных проектов - 400 миллионов египетских фунтов. В годы, когда нефтедоллары и инфляция еще не превратили средства, предоставляемые в качестве займов, в цифры с десятью нулями, сумма была колоссальной.

Средства были у Международного банка реконструкции и развития, но этот международный финансовый орган находится под контролем США. Условия, на которых он был готов предоставить заем, означали бы установление протектората над египетскими финансами и экономикой. Государственный департамент США возглавлял тогда Джон Фостер Даллес - сторонник политики диктата в международных отношениях. Шла "холодная война". А в ее разгар Насер отказался участвовать в военных блоках типа Средневосточного командования и Багдадского пакта, начал сотрудничество с Советским Союзом, признал Китайскую Народную Республику.

Антиимпериализм Насера должен был быть наказан. США, Великобритания и Международный банк реконструкции и развития отказались финансировать строительство высотной Асуанской плотины. Казалось, Египет был загнан в угол. Но средства были. Они зарабатывались потом и кровью египтян, трудом их отцов и дедов, но проплывали мимо рта египетского народа. По территории страны пролегал Суэцкий канал. Он был построен египтянами, но принадлежал англофранцузскому капиталу. Из примерно 30 миллионов египетских фунтов ежегодного дохода от канала Египет в начале пятидесятых годов получал лишь 1 миллион.

Суэцкий канал был законным достоянием Египта и должен был вернуться к нему. В своей знаменитой речи 26 июля 1956 года с балкона Хлопковой биржи в Александрии Насер объявил о национализации Компании Суэцкого канала: "Эти деньги мы используем для строительства плотины. Пусть задохнутся американцы в своей ярости. Плотина будет построена! С этого момента Компания Суэцкого канала принадлежит нам!" В этих словах содержался закодированный приказ войскам занять все здания и сооружения Компании Суэцкого канала.

Мы не будем останавливаться на том, что за этим последовало, на англо-франко-израильской агрессии 1956 года, на египетском сопротивлении. Напомним лишь о советском предупреждении Англии и Франции, которое заставило их остановиться и в конечном счете уйти из Египта.

Последовала экономическая блокада Египта западными державами. Суэцкий канал временно перестал действовать. Египет нес колоссальные убытки. Нерешенным оставался вопрос не только о том, кто будет финансировать строительство Ас-Садд аль-Аали, но и кто реальными поставками машин и оборудования сможет участвовать в строительстве. США шантажировали Египет. "Пока я - государственный секретарь, не будет дано ни цента для Асуана", - заявил Джон Фостер Даллес.

И на этот раз, как и во время "тройственной" агрессии, на ближневосточную арену вышел Советский Союз. Советское решение оказать содействие Египту в строительстве высотной Асуанской плотины имело как экономический характер - предложение кредитов и под них - поставки машин, оборудования, рабочих, так и политический - это была рука помощи, протянутая стране, бросившей вызов неоколониальной системе Запада.

27 декабря 1958 года было заключено соглашение, в соответствии с которым Советский Союз предоставил ОАР долгосрочный кредит в сумме 90 миллионов рублей для оплаты поставок оборудования и технической помощи в строительстве первой очереди объекта. Выплата кредита должна была начаться в 1964 году равными годовыми долями в течение двенадцати лет из расчета 2,5 процента годовых. В 1959 году советские специалисты внесли существенные изменения в первоначальный проект. Исходя из советского опыта строительства крупных плотин, шесть туннелей были заменены частично открытыми каналами, а место расположения гидроэлектростанции изменено, что упрощало строительство и экономило средства. В том же году Египет заключил соглашение с Суданом об использовании вод Нила после завершения строительства. Доля Египта должна была составлять 55,5 миллиарда кубометров воды, а Судана - 18,5 миллиарда кубометров.

В 1960 году Советское правительство согласилось принять участие в строительстве и второй очереди плотины.

На стройке были трудности. Двухсотметровый слой песчаных и илистых наносов потребовал создания тройной противофильтрационной завесы. Сорокаметровая глубина в старом Асуанском водохранилище усложнила работы - пришлось насыпать дополнительно сотни тысяч тонн гравия и грунта. В кабинах экскаваторов жара достигала шестидесяти градусов по Цельсию - пришлось создавать условия для акклиматизации наших машинистов-северян. Сложные механизмы останавливались из-за халатности неопытных египетских рабочих или саботажа западных спецслужб, поэтому приходилось учить египетских рабочих на ходу, на стройплощадке организовывали бдительную охрану. Из Александрии в Асуан не вовремя поступали грузы - потребовалось личное вмешательство президента после неоднократных представлений советских экспертов. При срочном бурении дополнительных скважин английские фирмы прекратили поставку алмазных буровых коронок... Столь разные люди, как русские и египтяне, должны были находить общий язык, улаживать психологические различия, находить компромиссы.

Перекрытие состоялось в намеченный срок - в мае 1964 года, в месяц самой низкой воды. К моменту затопления котлована были закончены все туннели, установлены шестнадцать затворов и их подъемные механизмы. 9 января 1963 года президент Гамаль Абдель Насер бросил первый гранитный камень в русло реки, начав отсыпку плотины, затем уложил первый бетон в основание гидростанции.

Само перекрытие продолжалось 62 часа. В работе были использованы 85 двадцатипятитонных самосвалов, 12 саморазгружающихся барж - лучшая техника того времени. Инженерная мысль, труд нескольких десятков тысяч людей - русских и египтян, политическая воля, соединенные вместе, дали желаемый эффект: с 15 мая 1964 года Нил течет по новому руслу.

Американский журнал "Лайф", ныне скончавшийся, а тогда находившийся в расцвете славы, циничный, но умный враг Советского Союза, написал в те дни: "За последние четыре года два народа... соединив усилия, произвели шедевр, который лишь немногие в западном мире еще совсем недавно считали осуществимым".

Это был звездный час лично президента Насера. "О люди Египта! Его мужчины, женщины и дети! Здесь, на глазах у всего мира, живой символ вашей воли, решимости, способности трудиться и жертвовать. Здесь, в этой плотине, память о вашей победе над всеми силами агрессии, над всеми трудностями... - говорил он. - Друзья! Соотечественники! Мы стоим на высотной плотине Асуана. Здесь политические, социальные, национальные и военные битвы египетского народа переплелись и соединились будто огромное нагромождение скал, которые перегородят русло старого Нила и соберут его воды в самом большом озере, созданном человеком, чтобы быть постоянным источником благосостояния". Обращаясь к высоким советским гостям, он сказал: "Советский Союз оказал Египту бескорыстную, честную, не обремененную условиями помощь, укрепившую арабо-советскую дружбу".

Политическая жизнь Египта отнюдь не была ровной, как гладь канала, не была окрашена в один розовый цвет. Это отдельная тема, ждущая серьезных исследователей. Упомяну только, что в 1964 году из египетских тюрем и концлагерей стали освобождать коммунистов, демократов, других левых деятелей, некоторых с барачных нар пересаживали прямо в кресла министров. Асуанская стройка оказывала воздействие и на внутреннюю политику Египта.

Стройка продолжалась и после июня 1967 года, после шока, вызванного поражением в арабо-израильской войне, оставаясь лучом света для египтян в годы национального и человеческого унижения.

Летом 1967 года Асуанская ГЭС дала первый ток, а в 1971 году строительство было завершено полностью. Вместе с постепенным повышением уровня воды в искусственном озере набирали мощность агрегаты гидроэлектростанции. Наконец объем воды в озере Насер достиг 165 миллиардов кубических метров.

Гидроузел долгие годы был главным производителем электроэнергии в стране. На его базе вырос ряд энергоемких производств, в том числе сооруженный при сотрудничестве с СССР алюминиевый комбинат в Наг-Хаммади. Электрифицированы практически все египетские деревни. Только стоимость топлива, сэкономленного за двенадцать лет работы ГЭС, превысила все затраты на ее строительство вместе с линиями электропередачи и подстанциями.

Прибавка обрабатываемых земель оказалась несколько меньшей, чем ожидали. Неконтролируемая урбанизация съедала плодородные федданы. Но без высотной Асуанской плотины положение было бы катастрофическим.

Начавшись как политизированная стройка, Асуанский гидрокомплекс и после своего завершения оставался самым политизированным сооружением такого рода в мире.

Значение Ас-Садд аль-Аали для Египта, казалось, было ясным, но в годы клеветы на советско-египетское сотрудничество пытались оболгать и Асуан. И ил перестал поступать на поля, поэтому они теряют плодородие; и берега Нила и побережье дельты размываются; и потери воды в озере Насер "чрезмерны"; и рыбы в Средиземном море у побережья Египта стало меньше.

"Не разрушить ли нам Ас-Садд аль-Аали?" - с издевкой обращался к хулителям плотины один египетский журналист в те годы.

Когда появляется сооружение такого масштаба, как высотная Асуанская плотина, побочные экологические последствия действительно велики и не всегда предсказуемы. Но хор злопыхателей перечислял как раз те последствия, которые с разумным допуском были предсказаны.

Действительно, нильские воды, замедляя свой бег в озере Насер, оставляют в нем свое богатство - ил. Водохранилище действительно будет заполнено этим илом через пятьсот-шестьсот лет... Плодородие полей без ила уменьшается, но в странах, где существует высокопродуктивное неполивное земледелие, дожди не приносят ни ила, ни минеральных солей. Сельское хозяйство базируется на применении минеральных и органических удобрений, на высокой агрикультуре. Одна лишь очистка египетских каналов от ила стоила больше, чем строительство заводов минеральных удобрений. При альтернативе: поле без воды, но с плодородным илом или поле с водой, но без прошлогоднего ила (мы не говорим о десятиметровом слое, уже накопленном за тысячелетия)-ясно, что предпочтительнее.

Высотная Асуанская плотина и озеро Насер стали принадлежностью рукотворного ландшафта Египта. Что же до заиления водохранилища, то у человечества еще есть время что-нибудь придумать.

Размыв берегов Нила происходит. Но когда провели полевые исследования, в большинстве мест он был ниже, чем до строительства высотной Асуанской плотины. Размыв северной части дельты ускорился, но и до строительства Ас-Садд аль-Аали он шел весьма интенсивно.

Много косяков сардины действительно на какое-то время покинули прибрежные воды Египта. Затем часть из них вернулась. Причины рыбной миграции требуют изучения, и их связь с уменьшением выноса ила еще надо установить. Но вместо сардин десятки тысяч тонн рыбы стало давать озеро Насер, и не сардин, а полупудовых нильских окуней.

Еще не был перекрыт Нил, а на страницах многих западных изданий стал раздаваться плач по "гибнущим в искусственном водохранилище шедеврам древнеегипетской архитектуры". Воды озера Насер должны были полностью затопить храмы Абу Симбела и острова Филе. Абу Симбел - четыре сидящих колосса и вырубленные в скале внутренние помещения, покрытые бесподобными фресками. Филе - храмы богинь Хатор и Исиды и сооружения греко-римской эпохи. Когда после строительства старой Асуанской плотины был полузатоплен остров Филе, где стали быстро разрушаться древние храмы, плача не было. На этот раз рыдания были тоже "политизированными".

Египтяне вместе с ЮНЕСКО, другими международными организациями сумели спасти памятники древней архитектуры. Сами работы стали маленьким шедевром инженерии. Памятники разделили на блоки, распилили на части, перенесли в безопасное место и снова собрали. Остров Филе предварительно окружили металлической плотиной и откачали воду. Спасали не только сами памятники, но и ландшафт, сохраняя единство зодчества и окружающей среды. Над прежним Абу Симбелом насыпали холм - точную копию старого, в который "вмонтировали" древний храм. Рядом с Филе нашли более высокий остров, придали ему форму и размеры старого Филе, в том же порядке расставили храмы. Будь у древних зодчих на острове место, они, возможно, нашли бы лучший вариант расположения храмов, но соль восстановительных работ в том и состояла, чтобы сохранить все в своем, так сказать, исторически сложившемся естестве.

Еще раз повторим: все предусмотреть было невозможно. Изменение экологии такого масштаба всегда приносит сюрпризы, но... Что такое нилометр, должен знать каждый школьник. Так вот, еще римский историк Плиний писал, что если нилометр показывает двенадцать кубит (локтей) (кубит - примерно 60 сантиметров. - А. В.) - это голод, тринадцать - достаток, четырнадцать - общая радость, пятнадцать - тревога, шестнадцать - общее бедствие, страшное наводнение. Нил научил египтян понимать, что как недостаток, так и чрезмерность губительны. Ас-Садд аль-Аали сняла угрозу и недостатка и чрезмерности в водоснабжении египетской антипустыни, ввела его в то, что инженеры называют оптимальным режимом. Это - главное, а с остальным народ-ирригатор справится.

Обожествленному Нилу - богу Хаппи - древние египтяне посвятили ликующий гимн:

  О Нил! Твоя вода, текущая через поля, подобна амбре. 
  Она вкусна, как мед. 
  Два берега твоих - ворота в рай, 
  Твоя долина-лучшее место в мире. 
  О Нил! Твоя любовь подобна легкому ветру, 
  Если нет воды, нет жизни на земле. 
  О Нил! Кто попробует твоей воды хоть раз, 
  Навеки будет вместе с тобой.

Нил вечен в жизни египтян, в их поэзии, в их песнях, в пословицах и поговорках.

Нил вечен, как часть природы, как история, как кровь экономики.

Нил пробегает более пяти тысяч километров до границы Египта, но в полной мере свою животворную силу проявляет в Египте.

Благодаря труду феллаха.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"