предыдущая главасодержаниеследующая глава

X. Поминальная трапеза

Когда в подземной усыпальнице все было расставлено по местам, жрец и его помощники удалялись. Каменщик замуровывал вход. Однако родственники и друзья, которые проводили усопшего до его вечного жилища, не торопились уходить. Такое горе и волнение пробуждали аппетит. Носильщики, доставившие все, что нужно покойнику, не забыли и о пище для живых. Все собирались в самой гробнице, либо перед входом в нее, либо чуть поодаль, в легких беседках*.

* (Maspero. Histoire. T. II, c. 523. Сцены пирушек очень часты в Фиванских гробницах, но следует различать поминальные трапезы и семейные торжества. См.: Gardiner в: Th. Т. S., I, с. 36-41.)

Арфист, повернувшись лицом к тому месту, где покоилась мумия, начинал с восхвалений всего сделанного для усопшего: "Ты воззвал к Ра, тебе внимает Хепри и отвечает Атум. Владыка вселенной сделает все, что тебе нравится... Ветер Запада долетает до тебя, до твоего носа. Южный ветер для тебя превращается в северный ветер. Помещают твой рот к сосцам коровы Хесат. Ты становишься чистым, чтобы созерцать солнце. Ты совершаешь омовение в божественном водоеме... Все твои члены вполне здоровы. Ты оправдан перед Ра. Ты бессмертен перед Осирисом. Ты принимаешь наилучшие приношения. Ты насыщаешься, как на земле. Твое сердце успокоилось в некрополе. Ты пришел в свое обиталище с миром. Боги Дуата (преисподней. - Ред.) говорят тебе: "Приди к твоему Ка в полном спокойствии!" Все люди другого мира - в твоем распоряжении. Ты призван излагать просьбы перед великим (богом). Ты вершишь правосудие, Осирис-Чанефер правогласный"*.

* (Varille. Trois nouveaux chants de harpistes.- BIFAO, XXXV, 155-157.)

В честь божественного отца Неферхотепа другой арфист произносит более грустные слова*. Все помнят, что усопший отмечен особыми привилегиями. Сколько гробниц разрушено, сколько исчезло! Им больше не приносят жертв, хлеб их покрылся пылью. "Но стены твоей гробницы тверды, и ты посадил деревья вокруг твоего пруда. Твой Ба отдыхает под ними и пьет их воду".

* (Maspero. Etudes égyptiennes, T. I, c. 172-177.)

Арфисту кажется, что это самый подходящий случай немного пофилософствовать: "Тела уходят туда со времен богов, и молодое поколение занимает их место. До тех пор, пока Ра будет восходить на востоке, а Атум заходить на западе, мужчины будут оплодотворять, женщины - зачинать и все носы будут дышать. Но тот, кто рожден, однажды вернется на свое место".

Отсюда вывод: радуйся жизни, пока живешь! Но вот что странно: арфист обращался с этим советом к тому, кто покоился в саркофаге, а присутствующие принимали его на свой счет. Отдав должное еде и питью, они возвращались в свой город шумной, веселой толпой, совсем не похожей на похоронную процессию.

Вот так происходило погребение богатого египтянина. Вряд ли стоит говорить, что похороны простых людей обходились без этих церемоний. Бальзамировщик даже не вскрывал тела и не вынимал внутренние органы. Он только вводил в тело через задний проход маслянистую жидкость со смолой можжевельника и выдерживал его в патроне. А для самых бедных смолу можжевельника заменяли дешевыми дезинфицирующими средствами. Подготовленную таким образом мумию укладывали в гроб и относили в старую, покинутую гробницу. Там эти гробы громоздились до потолка. Но все равно самая бедная мумия получала минимум необходимого из того, что ей могло понадобиться в загробном мире. Вместе с ней в гроб клали инструменты, сандалии, сплетенные из папируса, бронзовые или фаянсовые кольца, амулеты, скарабеев, глаза-"уджат" и фаянсовые статуэтки богов.

Но были люди совсем бедные - их ожидала общая могила. Посередине богатого некрополя Ассасиф сохранилось кладбище таких бедняков. Это была всего-навсего траншея, куда сбрасывали мумии, обернутые грубой тканью, слегка присыпали песком, а на них тут же сбрасывали другие мумии*. Счастливы оказывались те из этих бедняков, чьи имена или изображения оставались в гробнице везира или царского сына Куша! Они могли по- прежнему служить своему господину в загробном мире, как служили ему при жизни, и, поскольку любая работа заслуживает вознаграждения, могли рассчитывать на него и в будущей жизни. Может быть, им тоже перепадут крохи от милостей, дарованных избранным, которые почему- то считались праведниками.

* (Hérodote II, 87-88; Erman. La religion des Égyptiens, c. 316- 317; Maspero. Histoire. T. II, c. 525-526.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"