предыдущая главасодержаниеследующая глава

Храмовые статуи

Статуи, помещавшиеся в храмах, также имели различное назначение, что обусловило их особенности. Мы уже видели, что скульптура играла видную роль во внешнем оформлении храмов. Гигантские сфинксы обрамляли дороги, соединявшие храм с Нилом61, или стерегли входы, колоссальные статуи фараонов возвышались перед пилонами - монументальными воротами египетских святилищ. Во дворах храмов между многочисленными колоннами портиков стояли скульптуры царей и божеств. Фасад расположенного террасами храма царицы Хатшепсут в Дейр Эль-Бахри был декорирован статуями царицы высотой в 5, 8 и 10 м. В колоннадах, окружавших храм богини Мут в Карнаке, построенный на небольшом полуострове священного озера, стояло множество статуй богини в образе женщины с головой льва (см. № 102).

61 (Так, находящиеся ныне в Ленинграде на набережной Невы сфинксы фараона Аменхотепа III (конец XV в. до п. э.) в свое время стояли в числе других аналогичных сфинксов по краям дороги, шедшей от Нила к заупокойному храму Аменхотепа III (см. литературу в прим. 24).)

Естественно, что в каждом храме находились скульптуры богов, являвшиеся непосредственным объектом поклонения и совершения различных обрядов. Такие скульптуры считались воплощением божеств, как это отчетливо видно хотя бы из надписи над изображением бога Осириса на стене в храме в Дендера: "Осирис является как дух, чтобы соединиться со своим образом в святилище. Он прилетает с неба... и он входит в свое таинственное подобие, он вселяется в свое изображение"62.

62 (Н. Junker, Die Stundenwachen in den Osirismysterium, 6 ("Denkschriften Wiener Akademie", LIV, 1910).Ср. Б. А. Тураев, Статуи статуэтки Голенищевского собрания, Пг., 1917, стр. XIX.)

Подобно статуям богов, объектами культа были и статуи царей, что вполне понятно, так как по египетским верованиям фараоны считались сыновьями богов и, следовательно, сами почитались богами.

Сравнение скульптур, имевших архитектурно-декоративное назначение, с культовыми статуями показывает, насколько их художественные решения были различными; декоративные скульптуры крупных размеров, рассчитанные на осмотр с определенного расстояния, трактовались обобщенно, с выделением лишь наиболее существенных, скупо отобранных черт; культовые же статуи, изготовление которых обыкновенно поручалось лучшим мастерам, отличались особо тщательной передачей портрета правящего фараона.

Наряду с культовыми статуями в храмах находились и статуи божеств, имевшие иное назначение: их дарили фараоны или высшие жрецы, чтобы получить милости того или иного бога. Так, верховный жрец Амона Мериамон-Шешонк, сын Осоркона I и царицы Макара, посвятил в Карнакский храм Амона статую бога Нила, указав в надписи, что он сделал эту статую для Амона, чтобы получить жизнь, благополучие, здоровье, долголетие, долгую и счастливую старость, силу и победу над всякой страной63.

63 (Статуя находится в Британском музее. R. Lepsius, Auswahl der wichtigsten Urkunden des aegyptischen Altertums, Leipzig, 1842, Taf. XV; G. Maspero, Les momies royales de Deir el-Bahari, Paris, 1887.)

Небольшие фигурки божеств, воспроизводившие обычно облик главной культовой статуи данного храма, дарились верующими с молитвами о благополучии и здоровье. Подобные статуэтки иногда прикреплялись на стенах храмовых помещений, для чего на многих фигурках имеются кольца для подвешивания.

Рис. 1. Фараон Аменхотеп III совершает обряд воскурения ладана. Сзади идет жрец со статуэткой, изображающей совершаемое действие
Рис. 1. Фараон Аменхотеп III совершает обряд воскурения ладана. Сзади идет жрец со статуэткой, изображающей совершаемое действие

Были в храмах и статуи царей и богов, отличавшиеся необычными позами, подчас показывающими большое умение мастера найти правильное и достаточно смелое решение. Это скульптуры, изображавшие совершение обряда, происходившего в том помещении храма, куда их ставили (рис. 1). Считалось, что постоянное наличие изображений участников ритуала как бы обеспечивает вечное его совершение. Так, сохранилась часть группы, центр которой занимала фигура Рамсеса III, а справа и слева находились фигуры богов Гора и Тота, надевавших на голову фараона убор властителя обеих частей Египта. Эта группа воспроизводила обряд коронации, в котором роли богов исполняли жрецы в соответствующих масках64. Установка ее в храме должна была способствовать длительному правлению царя. Далее, найдена статуэтка, изображавшая одного из духов города Пе с головой сокола65; очевидно, перед нами одна из скульптур, запечатлевших какой-то обряд, в котором жрецы изображали духов города Пе (с головами соколов) и духов Нехена (с головами шакалов). В пользу такого объяснения назначения статуи говорит ее поза: дух показан стоящим на одном колене, с поднятой вверх правой рукой и прижатой к груди левой, как стояли жрецы, игравшие роли этих божеств во время храмовых мистерий. Сохранилась интереснейшая статуя66, изображавшая молодого Рамсеса II ползущим в день коронации к культовой статуе бога (вероятно, Амона), чтобы поднести в дар богу свое новое официальное имя, составленное из пластически изображенных иероглифов. Считалось, что принятое в день коронации имя нового фараона, равно как и его личное имя, записывались богами на листьях небесной сикоморы67. Во время коронации фараон подползал к статуе Амона-Ра, толкая перед собой изображение своего имени, которое затем оставалось в храме, равно как и статуя, изображавшая этот обряд. Известны аналогичные скульптуры и других фараонов68.

64 (Из Мединет-Абу; Каирский музей (Borchardt, Statuen, I, № 629, Taf. 116, 176-177).)

65 (ГМИИ, Матье, Мифы, стр. 164, табл. XVIII, 2. См. об аналогичных статуях: R. Engelbach, Statues of the "Soul of Nekhen" and the "Soul of Pe" of Amenophis III, - "Ann. de Serv.", XLII, 1943, Le Caire, pp. 71-77.)

66 (Каирский музей, №42142 (Legrain, Statues, II, pl. IV-V, pp. 7-8))

67 (M. Matthieu, The Coronation Rites of the Egyptian Pharaons, - JEA XVI, 1930, pp. 81-92; Матье, Мифы, стр. 69.)

68 (С. Aldred, A Statue of King Neferkare Ramses IX, - JEA, 41, 1955, pp. 3-8.)

Поскольку фараона считали сыном бога, он же мыслился и постоянно совершающим обряды во всех храмах. Не удивительно поэтому, что найдено много скульптур, изображавших фараонов с кадильницей или жертвенником в руках. Статуэтки царей в позах коленопреклоненных адорантов украшали особые ладьи, на которых стояли статуи богов в молельнях.

В ряде обрядов сами скульптуры являлись объектами действ, играя подчас главную роль в данном ритуале. Так, во время праздника "хебсед", имевшего целью магическое обновление сил престарелого царя, на особом возвышении ставились статуи, изображавшие фараона сидящим на троне в своеобразном одеянии, в котором царь являлся на этом празднике. После обряда такая статуя погребалась, что символизировало смерть старого царя, который считался после этого как бы вновь вступившим на престол новым правителем, молодым и полным сил69.

69 (Матье, Хебсед, стр. 17, cл.)

В храмах обнаружены статуи связанных пленных врагов, причем часто такие скульптуры оказываются разбитыми на куски; очевидно, эти статуи заменяли настоящих пленных, так как по ходу действия некоторых ритуалов происходило убийство врагов. Находят и скульптуры жертвенных животных.

Имелись в храмах и особые культовые статуи богов и обожествленных фараонов, которые "давали оракулы" по политическим, бытовым и судебным делам. Эти статуи иногда имели подвижную голову и руки. В дни празднеств устраивались религиозные процессии, во время которых из храма на носилках выносили такую статую. В ходе процессии или во дворе храма к статуе обращались с просьбой дать оракул, и бог наклоном головы или жестом руки выражал свою волю. До нас дошли очень любопытные надписи, содержащие обращение к богу и его решения. Так, на стене Карнакского храма изображена сцена получения оракула Амона о назначении писца закромов храма Амона-Ра (рис. 2). Текст к этому изображению гласит: "Бог великий пребывал на носилках. Тогда начальник войска Пианхи, правогласный, сказал ему: ,,0 мой благой владыка! Остановись на делах твоего дома!" [Тогда] бог очень одобрил. Тогда [были перечислены перед ним] все [чиновники] его дома. [И он приказал выделить] управителей божьих жертв. Тогда он (Пианхи) [вновь] сказал: ,,0 мой благой владыка! Выделены управители божьих жертв". [И] бог великий весьма согласился. Были повторены перед ним они все, и он (бог) остановился на Несиамоне, правогласном, [сыне] Ашахет, правогласного, который был писцом закромов дома Амона. Тогда он (Пианхи) вновь сказал: "Он назначен писцом закромов дома Амона, на место его отцов!" Тогда бог весьма одобрил"70.

70 (И. М. Лурье, Очерки древнеегипетского права XVI-X вв. до н. э., Л., 1960, стр. 142-143.)

Рис. 2. Вынос статуи обожествленного царя Аменхотепа I для оракула
Рис. 2. Вынос статуи обожествленного царя Аменхотепа I для оракула

Большую группу скульптур, обнаруженных в храмах, составляют царские статуи, посвященные в храм фараонами для того, чтобы навеки поставить себя под защиту божества. Молитвы, написанные на таких статуях, обычно содержат просьбы общего характера: о здоровье, благополучии и т. п., однако иногда в них отражается острота внешнего или внутреннего положения страны. Так, фараон Осоркон II поставил в храм в Танисе статую, изображавшую его коленопреклоненным со стелой в руках; в надписи на стеле фараон просит бога, чтобы его потомки правили верховными жрецами Амона, вождями машуашей и жрецами бога Херишаэфа71, т. е. теми политическими группировками, с которыми боролись фараоны XXII династии.

71 (G. Daressy, Inscriptions inedites de la XXII-е dynastie, - "Rec. de Trav.", 18, p. 49.)

С той же целью в храмы посвящались и скульптуры вельмож, что делалось как знак особой милости фараона72. Такой чести удостаивались и видные зодчие, статуи которых обычно ставили на той части территории храма, где проходила строительная деятельность данного архитектора. Так, в соответствующих местах Карнака найдены статуи зодчих Сенмута, Минмеса, Аменхотепа, сына Хапу, Аменхотепа - строителя Луксора и других, в храме в Эль-Кобе - статуя зодчего Маи и т. д73.

72 (См., например, Urk, IV, 471, 537, 15.)

73 (Матье, Искусство, стр. 212, 213, 217, 224, 227, 300.)

Но статуи частных лиц могли посвящаться в храмы и по желанию самих жертвователей. Особенно много находят в храмах статуй высших жрецов данного святилища.

Статуи частных лиц ставились в храмы, с одной стороны, с молитвами о даровании благополучия, здоровья, удачной жизни, долголетия, счастливой старости, передачи своих должностей потомкам, а с другой - с мольбой о загробном благоденствии. Мы уже видели, что для выполнения последнего пожелания следовало обеспечить свое изображение (а тем самым свой дух) навеки пищей и литьем. Статуи, поставленные в храмах, могли служить для этой цели наряду с заупокойными скульптурами, помещенными в гробницы, так как цари, приказывая поставить статуи вельмож в храмах, соответствующими документами обеспечивали их и жертвами. Поскольку из глубины веков в рабовладельческом Египте сохранилось и представление, что божества нуждаются в пище и питье, перед их статуями в храмах ежедневно возлагались жертвы - части мясных туш, птицы, хлебы, печенья, овощи и плоды, ставились сосуды с вином и молоком. По праздникам такие приношения увеличивались. После того как ежедневные и праздничные приношения статуям богов находились в течение некоторого времени на их алтарях, они переносились на алтари перед теми скульптурами вельмож, которые были поставлены по распоряжению царя. Иногда одни и те же дары возлагались по очереди на несколько алтарей, после чего, наконец, поступали в распоряжение жрецов. Так, на статуе начальника житниц Амона Джехутисена в молитве, обращенной к Амону и богине урожая Рененут, имеется просьба, чтобы они дали все, что кладется на их алтари во все праздники Амона, посвятителю статуи, т. е. самому Джехутисену74. Аналогичные молитвы имеются на статуе везира Усера75, на его же группе с женой76 и на многих других скульптурах. Доходы крупных храмов от таких обрядов были очень велики: в период Нового царства существовали особые торговцы, которые скупали от храмов остатки жертв и продавали их на рынках. Частные лица, ставившие свои статуи по собственной инициативе, обеспечивали "питание" этих скульптур дарами в храм. Сохранились особые договоры, заключавшиеся тем или иным вельможей с определенным храмом. Обычно дарились земли, доходы с которых шли для надлежащего обслуживания статуи.

74 (Каирский музей, № 42123; Urk, IV, 1206-1207.)

75 (Лувр; Urk, IV, 1034.)

76 (Каирский музей, № 42118; Urk, IV, 1035-1036.)

Статуи частных лиц, посвящавшиеся в храмы, дали несколько новых типов скульптур. Чаще всего они оформлялись в виде коленопреклоненного человека, держащего перед собой то жертвенник, то стелу с молитвой божеству, то наос с фигурой бога. Другой распространенной позой для подобных статуй было изображение сидящего на земле человека, положившего руки на колени. Молитвы, а подчас и биографии изображенных лиц пишутся на базах статуй, на оборотных сторонах скульптур, на пилястрах, даже на одеяниях фигур.

В Поздний период большое распространение получили бронзовые фигурки адорантов (№ 126-140) или группы в виде божества и стоящего перед ним адоранта с поднятыми в молитвенном жесте руками. Надписи и на таких статуэтках содержат краткие молитвы, передают имена и звания адорантов. Таким образом, посвящая такую статуэтку в храм, человек считал себя как бы вечно молящимся божеству данного храма и тем самым вечно обеспеченным покровительством этого божества как при жизни, так и после смерти.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"