предыдущая главасодержаниеследующая глава

Заупокойные статуи

Обычай помещать статуи, изображавшие умершего, в гробницу возник в Древнем Египте в связи с некоторыми особенностями сложившихся здесь верований в посмертное существование души.

Как известно, у многих первобытных племен засвидетельствовано представление, что продолжение загробной жизни человека зависит от возможности для души в какой-то мере общаться с телом. В основе этих представлений лежит примитивная вера в наличие и у мертвых потребностей живых людей, в первую очередь - утоления голода и жажды.

Поскольку уберечь трупы от тления обычно бывало невозможно, в большинстве случаев пытались сохранить тем или иным способом хотя бы голову (или просто череп), так как именно голова считалась вместилищем души. В Египте же в силу исключительной сухости климата при захоронении в песках или пещерах наблюдалось естественное образование мумий, что и способствовало появлению верований в необходимость сохранять цельные трупы. В итоге мы видим ранние попытки избежать тления тела или сохранить любым способом подобие умершего. Еще в погребениях начала III тысячелетия до н. э. обнаружены трупы, набитые и обернутые льняными тканями; поверх них накладывался слой штука или смолы, затем тело снова обертывали тонкой тканью, на которой рисовали глаза, брови, рот. Иногда расписывали всю ткань, отмечая разными красками кожу, волосы, одеяния, украшения.

Однако все эти и другие способы сохранения трупов были несовершенны, и уже в первой половине III тысячелетия в гробницы начали помещать статуи умерших как замену тела в случае его порчи. Считалось, что если тело не сохранится, то душа сможет вселиться в статую, и загробная жизнь умершего будет, таким образом, продолжаться.

Подобные верования также восходили к древнейшим представлениям первобытнообщинного строя, нашедшим свое отражение в культе предков. Как известно, в основе этого культа, имевшего повсеместное распространение на определенном этапе развития общества, лежит уверенность в прочной взаимной связанности умерших предков с их живым потомством; считается, что духи предков, обеспеченные жертвами, заботятся о благосостоянии приносящих им эти жертвы потомков, о наличии у последних всяческого изобилия, о приросте племени.

У ряда племен особую роль в культе предков наряду с черепами умерших родителей и других ближайших родственников играют и фигурки, изображающие предков. И черепа и фигурки воспринимаются как вместилище для духов предков и одновременно как их воплощение. Так, у племени Пангве (Центральноафриканская Республика и Камерун) черепа предков41, имевшие характерное название bot - "люди", через несколько недель после погребения вынимали из захоронений и очищали, а затем хранили в бочках, наверху которых укрепляли деревянные фигурки, изображавшие тех предков, чьи черепа хранились в бочках. Эти статуэтки представляют собой то голову, то верхнюю половину фигуры человека, то человеческую фигуру целиком. По объяснению самих негров, фигурки первого типа - самые древние, последние же - наиболее поздние.

41 (G. Tessman, Die Pangwe, Berlin, 1913, S. 116.)

Изучение ритуалов, связанных с почитанием черепов и фигурок предков, дает нам ценнейший материал для понимания истории заупокойного культа древнего Египта.

Места, где хранились бочки с черепами и фигурками предков, обносились изгородью или стеной. Территория внутри такой стены в свою очередь делилась изгородями, а иногда просто завесами из листьев на три части: двор, место для совершения обрядов и место хранения черепов. В дни особых празднеств фигурки снимали с бочек и показывали из-за завесы собравшимся мужчинам, затем вынимали черепа и совершали перед ними ритуальные пляски и жертвоприношения. Иногда с фигурками предков устраивались особые процессии. В исключительных случаях, например при несчастье в деревне, перед черепами и фигурками совершали внеочередные обряды, во время которых резали овцу и ее мясом кормили предков и всех присутствующих.

Описанные выше хижины с их тремя подразделениями помогают представить путь, по которому могло развиваться в древнейшие времена и в Египте оформление мест почитания умерших - от хижин-молелен доклассового периода к погребениям рабовладельческого Египта с характерными и для последних тремя подразделениями, будь то мастаба (где имеется преддверие, молельня для совершения культа и сердаб со статуей умершего) или скальная гробница с прилегающими к ней двором, молельней и закрытой дверью нишей со статуей.

Вместе с тем негритянские фигурки42 предков помогают уяснить путь возникновения древнеегипетской заупокойной статуи, которая не только изображала умершего, но и мыслилась как его воплощение. Древнейшие черты примитивного культа предков отчетливо проступают в погребальных и иных обрядах древнего Египта, в представлениях о неразрывных связях и обязательствах мертвых и живых людей.

42 (И многие иные, см. хотя бы материал, собранный в работе М. Weynants-Ronday, Les statues vivantes, Bruxelles, 1926.)

Эти отношения, обусловленные "взаимной выгодой", лежат в основе древнеегипетского заупокойного культа, который совершали дети умерших, и в первую очередь старший сын. Считалось, что счастливое загробное существование должно быть обеспечено, во-первых, надлежащим погребальным обрядом, вновь оживляющим умершего, во-вторых, сооружением прочной гробницы с культовой статуей, в-третьих, регулярными жертвоприношениями. В свою очередь умерший отец должен был всячески помогать детям в их житейских делах, поддерживая их в случае необходимости своим вмешательством из потустороннего мира.

Об этом четко сказано еще в древнейшем сборнике ритуальных записей - "Текстах Пирамид". Сын обеспечивает загробное существование отца: "Он жнет ячмень, он жнет полбу и дарит тебя ими", а от отца требуется: "Да дашь ты процветать твоему дому после тебя и да защитишь ты твоих детей от скорби!"43. Мысль о том, что умерший отец является защитником своих детей, неоднократно встречается и в более поздних текстах: "Да смотришь ты за домом твоих живущих, чтобы защитить твоих детей44!" - эти слова повторяются в ряде гробниц Нового царства, причем и в этот период также подчеркивается связь этой защиты родителей с постоянным соблюдением заупокойного культа детьми: "Имя твое да будет постоянно в устах детей навеки!"45.

43 (ТП, § 761, 829; A. Erman, Agyptische Religion, Berlin, 1928, S. 112.)

44 (Urk, IV, 791, 9-10.)

45 (Urk, IV, 1064, 14-17.)

Возможность вмешательства умерших в жизнь живых считалась в Египте совершенно обыденным делом и абсолютной реальностью. Мертвый фараон мог диктовать свою волю живому владыке; об этом прямо говорится в "Текстах Пирамид": "Да будешь ты повелевать твоими преемниками"46. Существовала твердая вера в то, что духи мертвых могут помочь в несчастье или навлечь различные бедствия на людей, вызвавших их недовольство. Среди заклятий, отвращающих болезни, встречаются и заклятия против мертвых - мужчин или женщин, которые могут поразить человека тем или иным заболеванием. На стенах гробниц постоянно находят надписи, в которых владелец гробницы грозит покарать любого, осмелившегося повредить его усыпальницу, и, наоборот, обещает защитить на загробном суде всякого, кто прочтет около нее заупокойную молитву о даровании умершему различных приношений.

46 (ТП, § 829.)

Самым же убедительным доказательством веры в постоянное тесное общение живых с их умершими родными являются интереснейшие документы - подлинные письма к умершим. Чаще всего их писали на глиняных сосудах, в которых относили в гробницу очередные жертвы, - очевидно считалось, что, поедая эти жертвы, умерший непременно обратит внимание и на то, что написано на сосуде. Иногда письма писали на папирусе или куске ткани и также относили в гробницу умершего адресата47.

47 (Al. Gardiner and K. Sethe, Egyptian Letters to the Dead, London, 1928.)

Письма содержат просьбы о помощи в самых различных делах: то вдова и сын покойного умоляют пресечь незаконные притязания на оставленное им наследство, то вдова требует, чтобы умерший муж помог исцелению тяжело заболевшей единственной служанки их семьи, трудом которой держится весь дом. Особенно интересно письмо вдовца к умершей жене, обвиняющего ее в несчастьях, которые с ним непрерывно случаются. Муж перечисляет все, чем он угождал жене при ее жизни, и говорит, что она не может быть им недовольна: "Что я сделал тебе плохого, чтобы я дошел до такого тяжкого состояния, в котором я нахожусь... а ты наложила на меня руки, хотя я не сделал тебе никакого зла... Что я сделал тебе?.. Я был с тобою, когда я занимал всякие должности, я был с тобою, и я не огорчал твоего сердца! Когда я обучал офицеров для пехоты фараона и его конницы, я [заставлял] их приходить и простираться перед тобою на их животах, приносить всякие прекрасные вещи, чтобы положить перед тобою... И я делал то, что делает подобный мне... [относительно] твоего умащения, равно и пищи, равно и твоих одеяний - их приносили к тебе, и я не отсылал их в другое место... И когда ты заболела, я [привел] врача, и он лечил тебя и делал все, о чем ты просила...". Муж описывает свою скорбь, когда жена умерла, все обряды похорон, которые он по ней совершил, подчеркивает, что после ее смерти он прожил три года в одиночестве. Он грозит обратиться к суду богов некрополя, если жена не перестанет преследовать его из потустороннего мира48. Показательно, что письмо было прикреплено к статуэтке, изображавшей умершую жену, и помещено в ее гробницу.

48 (Там же, стр. 8-9, 23-25, табл. VII-VIII.)

Чаще всего, однако, в письмах к умершим звучат просьбы о даровании потомства. В этом отношении характерно письмо сына к отцу, написанное на сосуде, хранящемся в Чикаго49: "Даруй, чтоб родился мне здоровый младенец мужского пола... прошу я также второго здорового младенца мужского пола для твоей дочери".

49 (№ 13945. Al. Gardiner, A new Letter to the Dead, - JEA, XVI, 1930.)

Обращение с подобными просьбами именно к предку вполне понятно: при отсутствии внуков заупокойный культ человека прекращался со смертью его детей, и поэтому считалось, что умершие должны быть непосредственно заинтересованы в наличии многочисленного потомства.

Этим же объясняется и обычай приносить в гробницы предков женские статуэтки, причем часто рядом с женщиной бывает изображен ребенок или женщина держит дитя на руках50 Надпись на подобной статуэтке времени Среднего царства не оставляет сомнения в назначении таких памятников51: "Да будет дано дитя твоей дочери Сэх!" - читаем мы текст на бедре фигурки.

50 (М. Э. Матье, Коптские и египетские магические женские статуэтки, - ТОВЭ, I, Л., 1939, стр. 171-184.)

51 (Берлинский музей, № 1451; S. Schott, Die Bitte um ein Kind auf einer Grabfigur des friihen Mittleren Reiches, - JEA, XVI, 1930, p. 23.)

Характерно, что аналогичные женские статуэтки были обнаружены при раскопках святилищ богини плодородия Хатор, покровительницы материнства, к которой обращались с молитвами и матери, просившие здоровья детям, и бесплодные женщины, умолявшие богиню о прекращении их несчастья52. Нахождение же таких статуэток в гробницах стоит в тесной связи с верой в действенную помощь предков.

52 (Изображение женщины с ребенком в виде посвящения или амулета считалось действенным магическим средством против бесплодия. Интересным примером такого амулета является эрмитажный скарабеоид № 5799 из глазурованного камня. Верхняя его сторона обработана в виде головы богини Хатор, на нижней же врезано изображение беременной женщины, перед которой стоит ребенок (М. Э. Матье, Коптские и египетские магические женские статуэтки, рис. 1).)

Для получения этой помощи потомки должны были постоянно заботиться о загробном благополучии покойных. Мы уже видели, что это благополучие представлялось довольно примитивно: умершие не должны были испытывать недостатка в пище, питье, одежде. Не менее примитивен был и способ снабжения умершего всем необходимым: в гробницу приносились жертвы, которые помещались на жертвенник перед статуей покойного. Если же статуя как это часто бывало, замуровывалась в особой небольшой комнате, то на уровне глаз скульптуры делалась щель, через которую она "видела" и "обоняла" принесенные дары и таким образом как бы насыщалась ими53.

53 (Считалось также, что душа умершего в виде птицы с головой и руками человека брала жертвы и несла вниз, в склеп, к мумии.)

Культовое назначение заупокойных статуй во многом определило их трактовку, и творческие поиски скульпторов в этой области были издревле резко ограничены традиционными требованиями. Возникшие в глубине веков иконографические формы, являвшиеся для своего времени высшим художественным достижением, были закреплены как обязательные, и нарушать эти формы для последующих поколений мастеров было трудно, а подчас и невозможно. В то же время следует учесть, что некоторые из этих форм были столь удачным разрешением стоявшей перед скульптором задачи, что изменять их при сохранении той же задачи не было необходимости. Так, постановка статуй в нише гробничной молельни обусловила фронтальность скульптур, которые не полагалось отодвигать от стены и которые часто просто высекались в стене54.

54 (Равным образом и в храмах статуи стояли в нишах вплотную к стенам.)

Строгое соблюдение фронтальности и симметричности в построении фигуры, торжественное спокойствие простейших поз - все это явилось лучшими средствами для передачи образа знатного человека, пребывающего в потустороннем мире.

Вначале позы заупокойных статуй почти сводились к двум: вельможа изображался либо сидящим с неподвижно положенными на коленях руками, либо стоящим с выдвинутой вперед левой ногой, как бы выходя из ниши молельни навстречу принесшим ему дары родным.

Несколько позже, но все же еще в первой половине III тысячелетия до н. э. (при IV династии) появились статуи вельмож в позе писца, причем сначала так изображались только царские сыновья. По-видимому, наличию образованности придавалось столь большое значение, что даже сыновья фараона находили желательным подчеркивать это особым типом статуи55.

55 (W. S. Smith, A History of Egyptian Sculpture, pp. 30-31, pl. 10.)

Женщины изображались почти исключительно сидящими или стоящими. Появляются и семейные группы - мужа с женой или супружеской пары с детьми.

Независимо от того, в каком из немногочисленных принятых положений был показан вельможа или его жена и дети, ряд иконографических черт был всегда равно обязателен: головы статуй были постоянно поставлены прямо, в руках находились почти одни и те же атрибуты. Сохранилась в течение многих веков одинаковая условная раскраска скульптур: тела мужских статуй окрашивались кирпично-красным цветом, женских - желтым, волосы - черным, одежды - белым. Только изредка в общем потоке реалистических стремлений, характерных для искусства того или иного периода, вносятся изменения в раскраску заупокойных скульптур.

Стремясь придать образу торжественную приподнятость, тела скульптур изображали чрезмерно развитыми и мощными. Однако каноны касались главным образом трактовки туловища статуй, поскольку при лепке лиц перед скульпторами вставало требование точной передачи индивидуальных особенностей, чтобы помочь душе узнать именно свое тело. Следовательно, с древних времен перед скульпторами встала задача создания портретных статуй. И действительно, уже к середине III тысячелетия мы находим в Египте такие замечательные образцы скульптурного портрета, как бюст Анххафа, статуи Рахотепа, Неферт, Хемиуна, писца Каи, Каапера56.

56 (Матье, Искусство, стр. 87-89, 91-92, 94-95.)

Портретность лиц статуй в ряде случаев подтверждается аналогичными линиями профиля того же человека на рельефе в его гробнице.

Особенно отчетливо отмечены портретными чертами головы из мягкого известняка, которые либо замуровывали в подземелье перед входом в погребальную камеру, либо ставили в самой камере. Эти головы также должны были служить вместилищем для души. Впервой половине III тысячелетия, когда только и встречаются такие головы, могли еще существовать пережитки разнообразных древнейших, впоследствии изжитых обрядов, аналогичные тем, которые засвидетельствованы в различных местах Африки. Поскольку по отмеченным выше верованиям голова является вместилищем души, у ряда племен голову умершего погребают позже тела, пробуя сохранить ее теми или иными средствами. Показательно, что в "Текстах Пирамид" подчеркивается, что умершему вернули его голову и он поэтому ожил: "Встань, Тети, ибо ты получил свою голову!", "Нут приходит к тебе... ты движешься, ибо она дала тебе твою голову", "Геб дал тебе твою голову!", "Пепи-Неферкара, ты получил твою голову!"57. После погребения у некоторых племен Африки отдельно изготовленную модель головы умершего ставили на могилу и ей приносили жертвенные дары; в Нигерии вырезали из дерева бюст или целую сидящую фигуру погребенного вождя и ставили на особую подставку, причем перед этой скульптурой клали жертвы58.

57 (W. Petrie, Shabtis, London, 1935, p. 1.)

58 (Там же, стр. 2.)

Выше мы уже видели, как разнообразны были изображения предков у Пангве. Вполне возможно, что во времена IV династии в Египте также еще сохранялись такие разновидности заупокойных изображений умерших, как головы и бюсты, однако уже к середине III тысячелетия эти "резервные" головы выходят из употребления и изображения умершего делаются только в виде статуй.

Возможно, что столь раннему овладению передачей портретных черт умершего способствовало одно из средств, при помощи которых пробовали уберечь труп от порчи: их иногда покрывали поверх пелен гипсом. Чаще всего гипсом обмазывали только лицо, и получалось подобие маски, достаточно точно передававшей особенности черт умершего. Однако, поскольку это лицо должно было передавать облик живого человека - с открытыми глазами, - такую маску приходилось обрабатывать. Изучение данных археологических раскопок показало, что сначала с лица умершего снимали гипсовый слепок, с него делали форму и отливали гипсовую маску, которую и прорабатывали.

Нет сомнения, что этот прием был использован скульпторами в процессе освоения передачи портретного сходства в лицах статуй, которое требовалось заупокойным ритуалом.

В ряде гробниц Древнего и Среднего царств наряду со статуями, трактованными реалистически и четко передающими портретные черты умершего, помещалась статуя того же человека, изображающая его иначе. Если в первом случае умерший предстает перед нами без парика и в переднике, свойственном моде, то во втором случае одежду его составляет пышный парик и традиционный древний короткий передник59. Лица последних скульптур, оставаясь портретными, трактованы идеализированно, тела даны согласно требованиям канонов - неестественно подтянутыми, чрезмерно мускулистыми. Словом, если бы не зафиксированные находки таких разных скульптур в одной и той же гробнице, они никогда не были бы объяснены как изображение одного и того же человека. Подобные, точно так же различно решенные изображения умершего встречаются и в рельефе.

59 (Матье, Искусство, стр. 95-96.)

Показательно, что сами египтяне называли реалистически выполненные статуи первого типа (без парика и в бытовом одеянии, свойственном тому или иному времени) "статуями согласно жизни"60, желая этим выразить, что эти статуи сделаны с передачей возможно близкого сходства с обликом человека, которого они изображали. Несомненно, что скульптуры обоих типов были связаны с определенными, но различными обрядами заупокойного культа. В настоящее время еще нельзя с достоверностью объяснить это явление, однако бесспорно, что объяснение надо искать в назначении той или иной статуи, ее связи с определенным ритуалом. Известно, что египтяне верили в существование у человека нескольких душ и, возможно, что именно эти верования и обусловили наличие в гробницах различных статуй.

60 (Н. Junker, Das lebenxware Bildnis in der Rundplastik des Alten Rtichs, - "Anzeiger der Osterreichen Akademie der Wissenschaft. Phil.-Hist. Klasse", Jahrgang 1950, № 19, Wien, 1951, S. 401-406.)

Иногда ритуальным назначением можно объяснить и выбор материала и размера скульптур. Так, деревянные статуи вельмож около метра высоты, помещенные в гробницы, вероятно, были связаны с обрядом, при котором эти статуи несколько раз поднимали и опускали. Понятно, что в этом обряде нельзя было использовать тяжелую каменную статую.

Заупокойный культ требовал, чтобы в гробницу помимо статуй умершего были помещены разнообразные статуэтки, изображавшие людей, занятых приготовлением пищи, выделкой тканей, различными видами сельскохозяйственных работ и т. п. Все эти статуэтки магическим образом должны были обеспечить загробное существование умершего. Из этого назначения вытекают и те требования, которые ставились перед художниками и ремесленниками, создававшими эти произведения. В отличие от статуй вельмож, позы которых вполне соответствовали идее вечного пребывания перед божеством, статуэтки слуг передавали тот или иной момент работы. Этим и определялось чрезвычайное разнообразие их поз. Здесь ткачихи, сидящие у станка с прижатыми к туловищу ногами, повара, держащие в одной руке гуся на вертеле, а в другой - опахало, склоненные земледельцы, носильщики, несущие за спиной мешок с зерном, и т. д. Однако в пределах каждого типа позы этих статуэток одинаковы, а некоторые общие канонические требования, предъявляемые к египетской скульптуре, распространяются и на них. Это проявляется в прямой посадке головы, условной раскраске, выдвижении вперед у идущих фигурок именно левой ноги.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"