предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Суэц" и "антисуэц"

Суэцкий канал, который был построен ценой огромных жертв со стороны египтян, является и останется египетским каналом.

Г. А. Насер, 26 июля 1956 г.

19 июля 1956 г. государственный секретарь США Дж. Ф. Даллес заявил египетскому послу в Вашингтоне Ахмеду Хусейну, что Соединенные Штаты пересмотрели данное ими ранее обещание финансировать строительство Асуанской плотины. Во врученной египетскому послу по этому поводу памятной записке высказывалось сомнение в способности египетской экономики осилить столь сложный и капиталоемкий проект. На те же аргументы сослались и представители Международного банка реконструкции и развития и правительство Великобритании, также отказавшиеся от взятых ими на себя обязательств по оказанию содействия Египту в строительстве Асуанской плотины. Однако в Каире понимали, что подлинные причины крылись не в сфере экономики. Это была политическая акция.

Насер узнал об ответе Даллеса по возвращении в Каир из Югославии, где на о-ве Бриони, в летней резиденции президента Тито, состоялась встреча трех видных деятелей созданного в 1955 г. в Бандунге движения неприсоединения: Насера, Неру и Тито. Выбор Даллесом времени недвусмысленно свидетельствовал о том, что оскорбительный шаг со стороны Соединенных Штатов был адресован не одному Египту, а всем тем развивающимся странам, которые осмелились избрать путь независимости.

Однако американский государственный секретарь явно забыл, в каком мире он живет. У Египта было к кому обратиться за помощью. В ответ на просьбу египетского правительства Советский Союз выразил готовность предоставить ему необходимую финансовую и технико-экономическую помощь для сооружения Асуанской плотины. Тем самым всему миру были продемонстрированы широкие возможности упрочения политической и экономической независимости, которые открывает молодым освободившимся государствам их сотрудничество с мировой системой социализма.

Обращение Насера к Советскому Союзу уже само по себе было достойным ответом США. Однако Насер не был бы Насером, если бы остановился только на этом. Уже 21 июля, через два дня после демарша Даллеса, египетский президент отдал приказ о подготовке операции по полному и окончательному восстановлению египетского суверенитета над Суэцким каналом. Она проходила в обстановке полной секретности. В курсе планов Насера был только директор Египетской нефтяной компании Махмуд Юнис, бывший офицер инженерных войск египетской армии, человек смелый и решительный. По приказу Насера он создал несколько боевых групп, в состав которых входили солдаты, инженеры и представители египетской администрации Суэцкого канала. Они были приведены в состояние готовности по получении приказа захватить штаб-квартиру Всеобщей морской компании Суэцкого канала в Исмаилии, а также резиденций компании в Порт-Саиде и Порт-Тауфике. На случай необходимости были подготовлены и войсковые соединения. Условным сигналом, по которому этим группам надлежало начать действовать, было упоминание Фердинанда де Лессепса в речи Насера, намеченной на вечер 26 июля в Александрии. Все руководители боевых групп получили запечатанные конверты с точными инструкциями; конверты должны были быть вскрыты по условному сигналу Насера.

В 19 часов 40 минут Насер начал свою речь с балкона здания на площади Тахрир в Александрии, где собралось около 250 тыс. человек. Как только Насер упомянул имя Лессепса, боевые группы Махмуда Юниса приступили к действиям. Прочитав декрет о национализации Всеобщей морской компании Суэцкого канала, Насер сказал: "В этот момент ваши братья, сыновья Египта, берут в свои руки египетскую Компанию Суэцкого канала и начинают руководить ею. Мы приняли это решение для того, чтобы защитить наше национальное достоинство и честь".

Удар, нанесенный Насером по интересам империализма, был хорошо рассчитан. Даже на Западе многие признавали, что с юридической точки зрения акт национализации Всеобщей морской компании Суэцкого канала был абсолютно правомерным.

Хемфри Тревельян, видный английский дипломат, занимавший в этот период пост посла Великобритании в Каире, в своих воспоминаниях также признает, что решение Насера о национализации Всеобщей морской компании Суэцкого канала было вполне законным.

В своих депешах в Лондон Тревельян рекомендовал осторожно подходить к начинавшемуся кризису. В этом его точка зрения совпала с настроениями значительной части английской общественности. Уже 13 августа так называемый "теневой кабинет" лейбористов решил, что национализация Суэцкого канала не дает основания для применения силы в отношении Египта. Однако находившееся у власти правительство консерваторов во главе с Иденом не прислушалось к голосу здравого смысла.

Правительство Идена выступило в качестве зачинщика и организатора империалистической агрессии против Египта. Британские консерваторы не без основания опасались, что национализация Суэцкого канала ускорит начавшийся после второй мировой войны процесс распада английской колониальной империи. Одна мысль о том, что Великобритания может утратить контроль над важнейшей имперской коммуникацией, лишала их способности трезво оценить ситуацию, толкала на безрассудные, истеричные действия.

Кроме того, здесь были замешаны деньги, и немалые. Правящие круги Великобритании с давних пор были тесно связаны с нефтяными монополиями, банками, страховыми компаниями, действовавшими на Ближнем Востоке.

Антиегипетская политика Великобритании нашла полную поддержку у правосоциалистического правительства Франции во главе с Ги Молле. Однако в правящих кругах Англии и Франции не было единодушия. Оппонентом Ги Молле был лидер группировки социалистов-радикалов Мендес Франс, выступавший, как и лидер английских лейбористов Гейтскел, за более сдержанную позицию в отношении Египта.

А как же реагировали на начинающийся Суэцкий кризис Соединенные Штаты, сами, образно выражаясь, выпустившие джинна из бутылки?

Линия поведения США в этот чреватый опасностью для всеобщего мира период не отличалась последовательностью. С одной стороны, интересы крупного американского капитала, активизировавшего в послевоенный период свое проникновение в египетскую экономику, требовали вытеснения английских и французских конкурентов, с другой - Соединенные Штаты были заинтересованы в сохранении контроля Запада над Суэцким каналом. Ведь уже в первые послевоенные годы объем американских транзитных перевозок через Суэцкий канал возрос в 20 раз по сравнению с довоенными.

Внутренне противоречивая сущность американской политики в период Суэцкого кризиса обусловила и тактическую линию, которой США придерживались во время кризиса. Делая вид, что они играют посредническую роль между агрессорами и их жертвой, Соединенные Штаты на деле поддерживали инициаторов тройственной агрессии против Египта.

Явное стремление американской дипломатии воспользоваться Суэцким кризисом для того, чтобы потеснить одряхлевшего британского льва и заполнить "вакуум", образовавшийся на Ближнем Востоке в результате ослабления позиций Англии и Франции, получило в свое время должную оценку со стороны египетского руководства. Тем более странно выглядят предпринятые в конце 70-х годов некоторыми государственными деятелями Египта попытки переписать историю Суэцкого кризиса, скорректировав ее нужным для них образом. Ряд высокопоставленных египетских политиков, в том числе и Садат, в своих публичных выступлениях неоднократно подчеркивали, что конец тройственной агрессии положила якобы республиканская администрация Эйзенхауэра, переизбранного на второй срок в самый разгар Суэцкого кризиса - 8 ноября 1956 г. Одновременно они грубо и преднамеренно искажали роль Советского Союза в этот сложный для Египта период. Давайте же вспомним, как развивались события на самом деле.

Вскоре после национализации канала, в августе 1956 г. в Лондоне по инициативе Англии, Франции и США была созвана конференция 22 государств, на которой западные страны пытались протащить идею о так называемом международном контроле над Суэцким каналом. Египет категорически отказался принять участие в этой конференции.

Тогда в середине сентября Англия и Франция решили продемонстрировать всему миру неспособность Египта обойтись без услуг иностранных лоцманов на Суэцком канале. 15 сентября бывшая Всеобщая морская компания Суэцкого канала отозвала всех своих лоцманов и других специалистов из Египта. Однако эта провокационная затея окончилась полным провалом. На канал пришли египетские специалисты, а также лоцманы - добровольцы из многих стран, в том числе из Советского Союза и Югославии.

В сентябре Даллес выступил с предложением о создании Ассоциации пользователей Суэцким каналом с участием США, Англии и Франции. Это был плохо замаскированный план захвата канала империалистическими державами, причем главная роль в Ассоциации явно отводилась Соединенным Штатам. Новая Лондонская конференция, в которой приняли участие 18 стран, одобрила после известных колебаний американский план, однако Египет отверг его. Этому плану был противопоставлен выдвинутый Индией проект сохранения суверенитета Египта над Суэцким каналом, который поддержал Советский Союз.

В этих условиях Англия и Франция начали усиленно готовиться к агрессии. В Восточное Средиземноморье было послано 18 эскадрилий, 185 боевых кораблей, 5 отдельных бригад, 2 армейские артиллерийские группировки, доставлено огромное количество военного снаряжения.

Была создана объединенная англо-французская "группа планирования", которая работала в сохранившемся со времен второй мировой войны бетонированном убежище под Темзой. Верховное командование силами вторжения было возложено на генерала Кейтли, главнокомандующего английскими силами на Ближнем Востоке. Его заместителем стал француз вице-адмирал Боржо. Силы вторжения разместились на Мальте и Кипре. Англичане обеспечили большую часть ударных средств: средние и легкие бомбардировщики, истребители, 50 тыс. солдат и более 100 военных кораблей. Французы направили на Мальту 30 кораблей и 30 тыс. солдат.

29 октября 1956 г. в 21 час Израиль начал военные действия против Египта. Координирование действий трех агрессоров в настоящее время не вызывает сомнений, несмотря на то что Идеи в период Суэцкого кризиса и много лет спустя всячески отрицал наличие предварительной договоренности с израильтянами. Как отмечал американский историк Роберт Стифенс в монографии о Насере, вышедшей в Лондоне в 1971 г., 22 октября 1956 г. Бен Гурион в сопровождении Даяна и других израильских военных тайно прибыл во Францию для того, чтобы завершить начатые сразу же после национализации канала переговоры с Ги Молле. На переговорах, проходивших на частной вилле в Севре, присутствовал и английский министр иностранных дел Ллойд. 25 сентября была заключена так называемая "Севрская договоренность между Великобританией, Францией и Израилем", в которой был изложен подробный сценарий агрессии против Египта. Роли между участниками агрессии распределились следующим образом: Израиль наносит массированный удар в направлении Суэцкого канала, а Англия и Франция под предлогом защиты важной международной морской коммуникации вводят войска в зону канала.

Вначале этот коварный план осуществлялся как по нотам. Израильские моторизованные части быстро продвигались по Синайскому полуострову в направлении Суэцкого канала. 30 октября в 16 часов 30 минут, через 19 часов после начала агрессии, правительства Англии и Франции, разыграв благородное беспокойство за судьбы международного судоходства, предъявили Египту ультиматум, содержавший требование приостановить военные действия, отвести войска на 10 миль от Суэцкого канала и согласиться на оккупацию английскими и французскими войсками ключевых позиций в Порт-Саиде, Исмаилии и Суэце; в случае отказа они будут вынуждены применить силу.

Как справедливо отмечает советский историк В. Г. Трухановский, англо-французский ультиматум, формально обращенный и к Израилю, должен был представить англичан и французов этакими беспристрастными судьями.

Однако на деле этот документ фактически узаконивал территориальную экспансию израильской военщины, успевшей продвинуться по Синайскому полуострову на 160 миль. Более того, требуя, чтобы израильские и египетские войска остановились в 10 милях по обе стороны канала, Англия и Франция тем самым как бы открывали "зеленый свет" израильтянам, которые могли приблизиться к каналу вплотную.

Египет оказался в довольно сложной ситуации, поскольку был захвачен врасплох израильским нападением. Генерал Амер, главнокомандующий египетской армией, в это время находился с официальным визитом в Сирии.

Общая численность египетских вооруженных сил составляла примерно 90 тыс. человек, причем на Синайском полуострове обычно дислоцировались только три дивизии и одна бронетанковая бригада. Однако в течение августа - сентября две дивизии и бронетанковая бригада были переведены на западный берег канала. Ослабленные вооруженные силы Египта не могли оказать серьезного сопротивления бронированному израильскому "кулаку", состоявшему из шести пехотных бригад, бригады парашютистов и трех бронетанковых бригад общей численностью 45 тыс. человек, которые имели к тому же мощную поддержку с воздуха французскими самолетами "Мираж".

30 октября в 21 час Насер принял британского посла Хемфри Тревельяна и заявил ему, что Египет отклоняет англо-французский ультиматум. В стране была объявлена всеобщая мобилизация.

Вечером 31 октября, после истечения срока ультиматума, английские бомбардировщики с Кипра и Мальты нанесли первые удары по египетским аэродромам. Атаки с воздуха продолжались в течение пяти дней.

С первых дней войны Насер понимал, что вооруженным силам Египта будет трудно отразить агрессию. Вечером 31 октября он приказал вывести все египетские части с Синая и сконцентрировать их на западном берегу канала. В тот же день президент отдал приказ раздать 400 тыс. винтовок народу. Началось формирование партизанских соединений.

1 ноября по приказу Насера в фарватере Суэцкого канала было затоплено 47 блокировочных кораблей. Канал оказался парализован. Одновременно Сирия, проявившая солидарность с Египтом, впервые применила против империалистической агрессии "нефтяное" оружие. Сирийцы взорвали нефтепровод, перекачивавший ближневосточную нефть к Средиземному морю, откуда она отправлялась в европейские страны. В поддержку Египта выступила и Саудовская Аравия, прекратившая поставки нефти Великобритании и Франции.

Ранним утром 5 ноября 600 британских парашютистов высадились в Порт-Саиде, а 487 французских коммандос - в Порт-Фуаде, на другом берегу Суэцкого канала. Их поддерживали авиация и военные корабли. Порт-Фуад оказался в руках французов, и командующий гарнизоном Порт-Саида в 3.30 утра потребовал прекратить огонь и обсудить условия капитуляции. Однако Насер приказал продолжать военные действия.

Оборона Порт-Саида стала одной из самых ярких страниц в антиколониальной, антиимпериалистической борьбе египетского народа. Защитники Порт-Саида, в рядах которых сражалось и гражданское население города, дрались с беспримерным героизмом. Парашютисты, передвигавшиеся в бронетранспортерах по улочкам Порт-Саида, находились под постоянным огнем; с балконов, из окон домов на них сыпались гранаты. О размахе и накале боев свидетельствуют следующие цифры: по официальным данным, только среди гражданского населения города было убито 600 человек и ранено 2100.

Однако силы были слишком неравны. 6 ноября англофранцузские части заняли Порт-Саид, откуда направились на юг, в сторону Исмаилии, и в это время генерал Кейтли получил из Лондона приказ о прекращении огня.

Важную, можно сказать, решающую роль в срыве планов организаторов тройственной агрессии сыграла твердая позиция Советского Союза. 5 ноября Министр иностранных дел СССР направил в Совет Безопасности ООН телеграмму с требованием немедленно прекратить военные действия и в трехдневный срок вывести войска с территории Египта. В тот же день Советское правительство потребовало от Англии, Франции и Израиля немедленно прекратить агрессию против Египта и предупредило о своей решимости применить силу для восстановления мира. Решительная позиция СССР во время Суэцкого кризиса получила высокую оценку руководства Египта и других арабских стран. Выступая в мае 1966 г. на митинге в Порт-Саиде, президент Насер подчеркнул, что поддержка СССР вселила в египетских патриотов уверенность в победе над империализмом и помогла отразить тройственную агрессию.

5 ноября Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию о создании Чрезвычайных сил на Синае (ЮНЕФ). Первые соединения ЮНЕФ прибыли в зону канала 15 ноября. 22 декабря был завершен вывод англо-французских войск из зоны канала.

Подводя итоги провалившейся авантюры, Тревельян в своих воспоминаниях пишет: "Основная причина нашей неудачи заключалась в том, что в 1956 г. мы уже не могли действовать так, как действовали в 1882 г. У нас больше не было такой власти над миром...".

Национализация Всеобщей морской компании Суэцкого канала явилась событием исторического значения. Она ознаменовала новый этап в мощном подъеме национально-освободительного движения в Азии, Африке и Латинской Америке и показала угнетенным народам, что в современных условиях у них есть возможность эффективно противостоять диктату со стороны империалистических государств.

Новая эпоха рождает и новых руководителей. В эти критические дни ярко проявились выдающиеся личные качества Насера. Они были настолько очевидны, что не замалчивались даже буржуазными историками. Роберт Стифенс пишет: "Насер столкнулся с ситуацией крайней опасности и сложности. Вдобавок к очевидному грандиозному израильскому наступлению, которое Египет не смог бы отразить, даже мобилизовав все наличные силы, он столкнулся с агрессией со стороны двух великих европейских держав, которые обладали значительно превосходящими возможностями. Говоря военным языком, он вряд ли мог в течение длительного времени сопротивляться такому напору. Однако он не дрогнул. По мере того как кризис разворачивался, он продемонстрировал как силу своего собственного характера, так и прочность своих позиций в Египте. Полностью доминируя над коллегами, он спокойно приводил в движение многие нити запутанной международной обстановки и в то же время принимал смелые военные решения. Он продемонстрировал качества, которые выделили его как лидера по сравнению с людьми меньшего калибра, окружавшими его: ум и моральное мужество, способность широко и быстро схватить существо дела и сконцентрироваться на нем, тонкое чувство времени, способность командовать и подчинять себе людей"*.

* (Robert Stephens. Nasser. N. Y., 1971, с. 229.)

...B 14 часов 05 минут по каирскому времени 6 октября 1973 г. тишина обычного субботнего дня на синайском фронте была разорвана грохотом канонады. Тысячи египетских полевых орудий, минометов и ракетных установок открыли огонь по израильским позициям на восточном берегу Суэцкого канала. Огневой удар был настолько силен и внезапен, что израильская артиллерия открыла ответный огонь только через час с четвертью. Тем не менее действия израильских войск, защищавших "линию Барлева" - мощный оборонительный вал на восточном берегу Суэцкого канала, который стоил Израилю около 700 млн. долл., были в значительной мере дезорганизованы. В результате непрекращавшихся налетов египетской авиации, в которых участвовало около 300 боевых самолетов, был выведен из строя командный пункт израильской группировки, дислоцированной на Синайском полуострове. Передовые части израильских войск, расположенные в зоне Суэцкого канала, не только не смогли организовать оборону, но даже не успели получить приказ о приведении войск в состояние боевой готовности.

Через 15 минут после начала огневой подготовки около 8 тыс. египетских солдат и офицеров в надувных резиновых лодках переправились на восточный берег Суэцкого канала. В 15 часов был разрушен первый укрепленный пункт на "линии Барлева". Действия пехоты поддерживались метким огнем египетской артиллерии.

Одновременно с огневой подготовкой с западного берега Суэцкого канала в песчаный вал "линии Барлева" ударили струи воды. Мощные водометы за 3-5 часов проделали в "линии Барлева" 60 брешей, в которые немедленно устремилась пехота. Кроме того, в течение первых 10 часов египтянам удалось навести 10 переправ и организовать работу 15 паромов. Ответные действия израильтян были парализованы тем, что египетские войска форсировали Суэцкий канал по всей линии египетско-израильского фронта, протянувшегося на 140 км от Порт-Саида до Суэца.

Дезорганизации израильской обороны способствовали и дерзкие вылазки в тыл врага египетских "коммандос". Переброшенные сразу же после артподготовки на вертолетах на Синай около 50 подразделений "коммандос" выполнили поставленную перед ними задачу по дезорганизации коммуникаций противника. Кроме того, им удалось перерезать ведущие к каналу шланги цистерн с легковоспламеняющимися веществами, а затем и захватить их. Благодаря этому был сорван замысел израильского командования превратить Суэцкий канал в непроходимый огневой вал в случае, если египтяне попытаются его форсировать.

В 17 часов 10 минут были взяты в плен первые израильские солдаты. Это произошло севернее Исмаилии. В 19 часов 30 минут (всего через 5,5 часа после начала боевых действий) египетская армия заняла позиции по всей длине фронта, продвинувшись на 3-4 км в глубь Синайского полуострова.

С наступлением темноты египетские войска сумели зарыться в землю и занять оборону. К этому времени на восточном берегу уже было сосредоточено пять дивизий. Первый египетский танк прибыл сюда через 6 часов после начала операции "Бадр" (кодовое название операции по форсированию Суэцкого канала). К полуночи египтяне имели на восточном берегу уже около 300 танков и 1500 полевых орудий. В первый день египтяне уничтожили 14 укрепленных пунктов на "линии Барлева", во второй день - 9.

Израильтяне были явно застигнуты врасплох количеством и эффективностью противотанковых и противосамолетных ракет, находившихся в распоряжении египетских войск. Неожиданной для израильтян оказалась и высокая боевая подготовка египетской армии. Уже первая танковая атака нанесла израильской армии весьма ощутимые потери в технике и живой силе. Главнокомандующий израильскими военно-воздушными силами генерал-майор Пелед был вынужден вечером 6 октября отдать приказ своим боевым самолетам не приближаться к району Суэцкого канала ближе чем на 15 миль.

Утром 7 октября командование израильской группы войск на Синае отдало приказ всем войскам, дислоцированным в районе "линии Барлева", прекратить сопротивление и отступить. Египетские танки вышли к стратегически важным перевалам Митла и Гиди.

Операция "Бадр" развивалась успешно. Впервые после поражения в июньской войне 1967 г. египетские войска ступили на восточный берег Суэцкого канала. Крупное стратегическое преимущество было вырвано из рук израильских оккупантов, упорно пытавшихся в течение шести лет укрепить восточный берег канала и превратить его в неприступный для египетской армии вал.

Каковы же были причины военного успеха египтян на первом этапе октябрьской войны? Прежде всего следует признать, что этот успех был закономерным результатом высокого морального духа египетского народа, который был преисполнен решимости скинуть тяжкий груз, давивший на национальное достоинство египтян, - поражение в шестидневной войне 1967 г., в результате которой Израилем был захвачен весь Синайский полуостров. В анкете, проведенной прогрессивным египетским журналом "Ат-Талиа" в декабре 1973 г., на вопрос: "Были ли вы готовы к войне 6 октября 1973 г. и ее результатам?" 57,25% египетских рабочих ответили утвердительно; 24,55% сказали, что они ждали войну, но время ее начала явилось для них неожиданностью. Только 18,20% египетских рабочих ответили, что война явилась для них полной неожиданностью. Среди крестьян отмечалась примерно такая же картина.

Что же касается военной стороны дела, то успех операции по форсированию Суэцкого канала был в значительной мере предопределен тем, что политическому и военному руководству Египта и Сирии удалось договориться об одновременном начале военных действий против Израиля. На первом этапе октябрьской войны объединенное египетско-сирийское военное командование координировало действия, в результате чего израильтянам пришлось вести войну сразу на два фронта.

Кроме того, египтянам и сирийцам удалось нанести внезапный удар; операция "Бадр" хранилась в строжайшей тайне. За несколько дней до начала форсирования канала даже командующие армиями не знали подробности предстоящей операции. Видный египетский журналист М. Х. Хейкал, находившийся в октябрьские дни на командном пункте египетской армии, так называемом "Центре № 10", отмечал, что даже в день начала операции на стенах командного пункта висели не схемы операции "Бадр", а планы ежегодных общевойсковых осенних учений под кодовым названием "Ат-Тахрир-23".

Предпринимались и специальные меры по скрытной переброске войск и вооружения в район канала. Например, ночью на египетские позиции доставлялось крупное соединение, а днем демонстративно возвращался с позиций один батальон; создавалось впечатление, что выведены все соединения. Некоторые виды египетской боевой техники транспортировались в громадных деревянных ящиках и ночью опускались в заранее приготовленные ямы.

Удачно было выбрано и время для начала наступления. В арабских странах шел десятый день мусульманского праздника рамадана, в ходе которого правоверные обязаны поститься с восхода и до захода солнца, что, естественно, истощало физические и моральные силы египетских и сирийских солдат и офицеров. Израильтяне, знавшие силу религиозных традиций в арабском мире, не могли предположить, что арабы решатся начать войну во время священного для мусульман праздника. К тому же у них самих в субботу, 6 октября начался религиозный праздник йом киппур, во время которого жизнь в Израиле замирает.

Это, конечно, не означает, что октябрьская война явилась для израильтян полным сюрпризом. Ни для Тель-Авива, ни для его американских союзников не было секретом то, что в Египте и Сирии ведется подготовка к военной операции по освобождению своих территорий. 5 октября израильское правительство даже обсуждало, не следует ли нанести "превентивный удар" по позициям арабов, а утром 6 октября, за несколько часов до начала военных действий, в Израиле была начата всеобщая мобилизация.

И тем не менее, судя по всему, начало войны, ее размах, согласованность действий египтян и сирийцев, их возросшая боевая выучка оказались для израильтян неожиданными. Это дало арабам на первом этапе войны значительные преимущества. Однако они были сведены на нет последующими действиями египетского командования.

Заняв в первую неделю большую часть восточного побережья Синайского полуострова и имея на восточном берегу пять мотострелковых и две танковые дивизии, египтяне, по оценкам многих специалистов, могли бы развивать наступление в направлении стратегически важных горных перевалов, сминая слабые заслоны противника. Однако вместо этого они остановились и начали сосредоточивать резервы, на что ушло несколько дней. Затем решение идти на штурм района перевалов все-таки было принято. После артиллерийской подготовки египетские войска перешли в наступление, однако атака захлебнулась. Начались затяжные кровопролитные танковые сражения, самые крупные на Ближнем Востоке после битвы при эль-Аламейне между англичанами и экспедиционным корпусом Роммеля во время второй мировой войны. Ожесточенность этих сражений доказывает следующий факт: обычно танковый бой ведется на расстоянии 1,5-2 км; на Синае же египетские и израильские танки сходились до 400-500 м, а иногда даже вплотную. Представители египетского руководства впоследствии отмечали, что своей главной задачей они считали не немедленное освобождение территории Синайского полуострова, а обескровливание, изматывание противника. Однако на деле все получилось наоборот. Вместо изматывания израильских войск египтяне утратили инициативу. С одной стороны, это поставило в тяжелое положение их сирийских союзников, которым пришлось отражать удары израильских войск, активизировавших свои действия на сирийском фронте после того, как у них были развязаны руки на Синайском полуострове. С другой - просчеты египетского командования позволили израильтянам осуществить прорыв танковой группировки на западную сторону Суэцкого канала в районе Горьких озер, что привело к окружению египетской армии, дислоцированной в южной части Суэцкого канала.

Военная обстановка на египетско-израильском фронте начала быстро меняться. Израильтянам удалось нарушить коммуникации 3-й армии, перерезать дорогу Каир - Суэц. Израильские танки находились в нескольких часах пути от Каира. Принятую 22 октября Советом Безопасности ООН резолюцию о немедленном прекращении огня и проведении переговоров для установления прочного и справедливого мира на Ближнем Востоке израильская сторона игнорировала.

В этих условиях Садат обратился к СССР и США с просьбой предпринять срочные действия по обеспечению эффективного прекращения огня. 25 октября Советом Безопасности была принята резолюция о направлении на Ближний Восток Чрезвычайных вооруженных сил ООН (ЧВС). 26 октября первые контингенты ЧВС начали прибывать на Синай.

Четвертая арабо-израильская война закончилась.

Как часто бывает, впоследствии египетская пропаганда нашла массу "объективных причин" для того, чтобы оправдать грубые ошибки своего командования на заключительном этапе войны. Делались ссылки на ограниченный радиус действия противовоздушного "зонта", который мог быть обеспечен египетскими ракетами ПВО, находившимися по большей части на западной стороне Суэцкого канала. Высказывались сомнения в способности египетской авиации в течение длительного времени удерживать в своих руках преимущество в воздухе, столь важное в условиях боевых действий в пустынных районах. Что ж, очевидно, подобные объяснения имели под собой определенные основания. Обсуждать слабые и сильные стороны египетского военного командования - дело специалистов. Однако, оправдывая избранную им тактику пассивной обороны, египетское руководство обратилось к изобретению сомнительных аргументов политического свойства.

Президент Садат, объясняя причины, которые не позволили ему одержать победу в этой "почти выигранной", по выражению Хейкала, войне, заявил, что он был готов воевать против Израиля, но не мог вести боевые действия против США, которые, доставляя в Тель-Авив ежедневно 7-8 т военных грузов в течение всех 20 дней войны, превратились, по его словам, в фактического участника боевых действий. Одновременно в Египте подспудно набирала силу кампания по извращению предыстории и хода октябрьской войны, лейтмотивом которой были заведомо лживые утверждения о том, что Советский Союз якобы не оказал необходимой военной помощи Египту.

Подобные измышления полностью противоречат действительности. После военного поражения Египта в 1967 г., когда он оказался, по существу, безоружным перед Израилем, опиравшимся на поддержку империалистических государств, Советский Союз и социалистические страны пришли на помощь египетскому народу в жизненно важном для него деле - восстановлении вооруженных сил. В самые короткие сроки был значительно усилен военный потенциал Египта, в частности созданы современные войска противовоздушной обороны, к началу 70-х годов начисто закрывшие египетское небо от налетов израильской авиации. Об этом, кстати, неоднократно заявлял во время октябрьской войны и сам президент Садат. В частности, 7 октября 1973 г. Садат говорил советскому послу в Каире: "Не могу найти слов, чтобы выразить глубокую благодарность советским руководителям - подлинным друзьям Египта. Это навсегда останется в моем сердце и в сердцах всех египтян". Народным собранием Египта была принята специальная резолюция с выражением благодарности Советскому Союзу за помощь, оказавшую решающее воздействие на ход войны. Общеизвестно, что помимо военной помощи Советский Союз в тесном сотрудничестве с арабскими странами предпринимал активные политические акции в ООН и вне ее в поддержку Египта и Сирии.

Тем не менее египетские органы пропаганды в течение целого ряда лет продолжали нагнетать антисоветскую истерию, извращая ход и итоги советско-египетского сотрудничества, в том числе в военной области. Спрашивается, в чем причина такого поворота? Интересный ответ дает на этот вопрос египетский журналист Гали Шук-ри, находившийся в оппозиции к садатовскому режиму. В 1979 г. в Париже он опубликовал книгу "Египет. Контрреволюция". Гали Шукри считает, что основная задача, которую должна была решить развязанная в Египте антисоветская кампания, состояла в том, чтобы навязать египетскому общественному мнению новую систему ценностей, призванную облегчить последующую сепаратную политику в области ближневосточного урегулирования, поставить крест на традициях советско-египетской дружбы и сотрудничества, оказавшихся слишком обременительным грузом для садатовского режима, избравшего прозападный курс и вступившего на путь капитулянтства и соглашательства.

Оценке политических, военных и экономических итогов октябрьской войны посвящены многочисленные исследования, опубликованные в нашей стране и за рубежом.

Многие авторы, в том числе египетский генерал С. Шазли, занимавший во время октябрьской войны пост начальника генерального штаба египетской армии, сходятся во мнении, что основную долю ответственности за то, что, так удачно начавшись, октябрьская война закончилась для арабов в военном отношении "вничью", несет лично Садат. Именно он, осуществлявший координацию военных действий Египта, Сирии, а также контингентов из Ирака, Иордании, Марокко и Саудовской Аравии, оставил без внимания просьбы сирийского руководства "предпринять какие-либо действия, которые бы вынудили израильтян перебросить часть сил на египетский фронт и тем самым сдержать натиск на сирийцев", против которых были брошены основные силы Израиля. По приказу Садата была остановлена уже начавшаяся операция по окружению и уничтожению израильской танковой группировки, прорвавшейся на западный берег канала. Перечисление вольных или невольных ошибок Садата во время октябрьской войны можно было бы продолжить.

Советский журналист Л. И. Медведко, всесторонне проанализировавший источники и обширную литературу по октябрьской войне, пишет: "В чем причина поразительной беспечности и самоуспокоенности Садата в роли главнокомандующего? Только ли в оперативно-тактических просчетах? Нет, большинство западных и арабских исследователей склонны считать, что дело здесь не столько в военных ошибках Садата, сколько в политических и стратегических целях, которые он преследовал в ходе войны... Все колебания и политические зигзаги Садата во время октябрьской войны и в последующий период были продиктованы его стремлением заключить закулисную сделку с Израилем при посредничестве США за счет или в обход интересов Сирии, палестинцев и в целом арабского революционно-освободительного движения"*.

* (Л. И. Meдведко. К востоку и западу от Суэца. М., 1980, с. 218, 221.)

Начавшиеся после октябрьской войны египетско-израильские контакты при американском посредничестве завершились подписанием 26 марта 1979 г. сепаратного мирного договора между Египтом и Израилем, основные положения которого были согласованы Садатом и Бегином за полгода до этого в загородной резиденции Картера - Кэмп-Дэвиде. Таким образом, как заметил Г. Шукри, "октябрьская война стала военной прелюдией Кэмп-Дэвида".

В итоге кэмп-дэвидской сделки Египту был возвращен Синай - его исконная территория. Но какой ценой?

Кэмп-Дэвид серьезно осложнил обстановку на Ближнем Востоке, развязал руки сионизму и империализму для новых антиарабских происков, затруднил путь к всеобъемлющему урегулированию арабо-израильского конфликта.

Разные лики Каира
Разные лики Каира

В этой связи уместно вспомнить, что еще Насер, связывавший перспективы установления справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке с единством действий, антисионистской, антиимпериалистической солидарностью всех арабских патриотов, отчетливо понимал, что "ликвидация последствий израильской агрессии вовсе не сводится к выводу израильских войск с Синая". В апреле 1968 г. он подчеркивал: "Для того, чтобы освободить Синай, следовало бы принять американо-израильские условия, отдать на съедение Израилю Иерусалим, Западный берег Иордана и другие арабские земли... Останемся ли мы независимым государством, попадем ли в сферу влияния или отвергнем это - вот в чем вопрос"*.

* (Г. А. Насер. Проблемы египетской революции. М., 1979, с. 9.)

В свете последних событий на Ближнем Востоке эти слова выглядят просто пророческими.

Итак, мы вспомнили о двух битвах, разыгравшихся с промежутком в 17 лет на берегах Суэцкого канала. Они схожи тем, что велись Египтом против одного противника, на одном и том же рубеже. Однако сколь различными оказались политические плоды этих двух исторических битв.

Недаром современные прогрессивные египетские исследователи назвали октябрьскую войну в отличие от Суэцкого кризиса 1956 г. "антисуэцем".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"