предыдущая главасодержаниеследующая глава

III. Путешествие в Библ

Египтяне считали море, "Йам", алчным божеством. Когда бог Йам заметил прекрасную деву, которую боги даровали Бате в жены, он, чтобы завладеть ею, затопил своими волнами землю ("Сказка о двух братьях"). И все же египтяне, не устрашенные опасностями пустыни, осмеливались вступать в единоборство и с этим ужасным божеством. Египетские моряки давно освоились с сирийским побережьем. Во времена, когда боги еще жили на земле, гроб Осириса, брошенный Сетхом в Нил, поплыл вниз по Танисскому рукаву. Море выбросило его близ Библа, и здесь огромное дерево поглотило его. Вскоре к этому волшебному дереву пришла Исида. Она села подле воды, и, когда служанки царицы Библа пришли с кувшинами за водой, она причесала им волосы и пропитала их чудным ароматом, исходившим от нее. Тронутая такой добротой, царица подарила Исиде священное дерево, в котором было заключено тело ее супруга*.

* (Плутарх. Об Исиде и Осирисе.- Вестник древней истории. 1977, № 3-4.)

Так хорошо завязавшиеся отношения не прерывались и позже. Египтяне приплывали в маленький порт Кебен (Губла) и приносили дары владычице Библа. Они построили ей храм с помощью местных жителей. Царю они преподносили алебастровые вазы, драгоценности, амулеты, а возвращались с грузом смол, стволами и досками и даже с целыми, построенными на месте судами, так что слово "кебенет", производное от египетского названия Библа, "Кебен", стало означать только морские суда.

Египтяне сражались с азиатами повсюду, где бы они ни встретились,- на Синае, в Палестине, в Кармеле и Верхнем Речену,- но было в Сирии одно-единственное место, где их всегда хорошо встречали. Это - Библ. Правда, однажды им устроили там побоище, но преступниками были не местные купцы или моряки, а наемники из арабов пустыни, этих вечных и коварных врагов Египта*.

* (Montet. Drame d'Avaris, c. 19-28, 35-43.)

Со временем египтяне расширили зону своего влияния. Их посланцы в эпоху Среднего царства отправлялись в Бейрут, Катну и Угарит (совр. Рас-Шамра) и оставляли в память о своем посещении статуи и сфинксов. Но Библ сохранял свое привилегированное положение. Его властитель гордился титулом египетского "князя", гордился своей египетской культурой. Он построил себе гробницу наподобие гробниц фараонов, наполнил ее утварью по египетским канонам и поставил там даже несколько драгоценных предметов, присланных из самой столицы - Ити-тауи.

Мы не знаем, как вели себя жители Библа во время нашествия гиксосов. Может быть, они в отчаянии предали друзей своей богини. Во всяком случае, морские перевозки прекратились, и верующие с тоской вопрошали, откуда им взять пихту для саркофагов жрецов и смолу для их мумий. Прекращение этой торговли имело и другие печальные последствия, ибо священные ладьи, высокие столбы с лентами, которые стояли перед храмами, превосходя на много локтей даже карнизы пилонов, а также ритуальная мебель тоже были из пихты. Но эти ужасные времена миновали: Египет отвоевал свои земли и египтяне вернулись в Библ. Тутмос III во время своей победоносной кампании не преминул остановиться там и получил от своего союзника больше леса и судов, чем все предыдущие фараоны. Позднее, когда Сирия начала заигрывать с врагами Египта, правитель Библа, Рибадди, остался верен Аменхотепу III и его преемникам. Рамсес II устанавливает стелы с надписями на берегу Собачьей реки, между Бейрутом и Библом. В Долине Кедра, куда рассказчик той эпохи перенес приключения Баты, он основал город, названный его именем. В то время царем Библа был Ахирам. Как и все его подданные, он говорил и писал по-египетски, а для его родного языка использовалось алфавитное письмо, возникшее, наверное, в том же Библе в результате упрощения иератического письма*.

* (Montet. Byblos et l'Êgypte, c. 236-237, 295-305. Dunand. Byblia Grammata. Beyrouth, 1945.)

Воинственные фараоны XVIII династии похвалялись, что их посланцы ездили по всей Сирии и никто не смел их тронуть. Без сомнения, этих посланцев хорошо принимали в Библе, но немного позднее, во времена последних Рамсесов и в начале XXI династии, все резко изменилось. Царь Чекербаал, далекий преемник Мелькандра, который так почитал Исиду, без стеснения предлагает египетскому представителю посмотреть на гробницы многих посланников фараона Хаэмуаса, десятого* из Рамсесов, которые умерли в Библе после долгого пребывания в плену**. Более удачливый Унамон после долгих переговоров покидает порт с грузом леса, но этим он обязан покровительству своего бога, Амона Дорожного, которого, к счастью, привез с собой***.

* (Монтэ ошибается: Хаэмуас - это Рамсес XI, последний царь XX династии.)

** (Ounamon, II, 51-52. Рассказ Унамона полностью переведен: Maspero. Contes populaires. 4e éd., c. 217-230.)

*** (Путешествие Ун-Амуна в Библ. Издание текста и иссл. М. А. Коростовцева. М., 1960.)

Следует, правда, признать, что история Унамона - случай особый. Верховный жрец Амона поручил ему доставить лес для священной ладьи этого бога, которая в середине сезона разлива ходила по Нилу между Карнаком и Луксором в сопровождении огромных ликующих толп на берегу. Сначала Унамон отправился в Танис к Смендесу и его супруге Тентамон: их еще не признали официально царем и царицей, но они уже были хозяевами страны. Ему снарядили судно с капитаном Менгебетом во главе, и менее чем через пятнадцать дней он вошел в Средиземное море. Он пристал в Доре, городе чекеров*, и, пока здесь грузили на борт небольшой запас провизии пятьдесят хлебов, кувшин вина и бычью лопатку,- один из его матросов сбежал с корабельной казной, где было пять дебенов золота и тридцать один дебен серебра. В страшном волнении Унамон приходит к царю Бедеру и сообщает ему о своей беде.

* (Дор - город на палестинском побережье; чекеры - один из "народов моря".)

Отвечает ему Бедер:

"Серьезен ли ты, шутишь ли ты? Ведь смотри, я не понимаю [ничего] в этой речи, которую ты сказал мне. Если бы вор, который принадлежит моей стране, спустился на твое судно и похитил твое серебро, я бы возместил его тебе из моей кладовой до того, как найдут твоего вора по имени его. Воистину, что касается вора, обокравшего тебя,- твой [человек] он, он принадлежит твоему судну. Проведи несколько дней здесь у меня, и я поищу его".

Как видим, ответ прямой и честный. Однако прошло девять дней, но ни вора, ни денег не отыскали. Унамону удалось занять тридцать дебенов серебра, в Тире он нашел корабль и прибыл на нем в Библ.

Двадцать девять дней царь Чекербаал отказывался его принять. Он уступает только после того, как Амой, фиванский бог, вселяется в юношу из царской свиты и его устами приказывает царю: "Призови бога всевышнего! Призови посланца Амона, который с богом. Это Амон послал его".

На следующий день Унамон поднимается по ступеням дворца; он видит, что царь сидит спиной к балкону, за которым вздымаются волны Средиземного моря. Аудиенция проходит не очень дружественно. Вместо того чтобы прибыть как официальный посланник на корабле царя Смендеса и предъявить свои верительные грамоты, Унамон приплыл без всяких документов на случайном попутном судне. Унамону удается объяснить, что он прибыл за лесом для священной ладьи Амона-Ра, царя богов. Царь отвечает ему: "Если ты дашь мне [необходимое] для выполнения его [поручения], я выполню его. Воистину выполняли мои [отцы] это поручение; после того как приказал фараон, да будет он жив, невредим и здоров, чтобы доставили шесть судов, которые были гружены добром Египта, они выгрузили их в свои кладовые. [А] ты, что же доставил ты мне, именно мне?"

Спор продолжался.

"Он приказал, чтобы принесли поденные записи его отцов. Он приказал, чтобы огласили их передо мной; они нашли 1000 дебенов всякого серебра в его записях. Он сказал мне: "Если бы правитель Египта был владыкой моей [страны], а я также его рабом, разве приказал бы он, чтобы доставили серебро и золото, говоря: "Выполни поручение Амона". Разве [это] царский дар - [то, что] они делали моему отцу? Что же касается меня, именно меня, разве я твой раб? Разве я также раб пославшего тебя?""

Унамон отвечает, напоминая о всемогуществе Амопа-Ра, царя богов, дарующего жизнь и здоровье. Он говорит царю:

"Ведь он [Амон-Ра] владыка твоих отцов: они провели время своей жизни, принося жертвы Амону; ты также раб Амона. Если ты скажешь Амону: "Сделаю, сделаю11 - и выполнишь его поручение, ты будешь жить, ты будешь невредим, ты будешь здоров и ты будешь хорош для всей твоей страны и [для] твоих людей" (перевод М. А. Коростовцева).

После этого обмена мнениями Чекербаал грузит на кораоль носовую, кормовую и среднюю части священной ладьи и еще четыре ствола и отправляет корабль в Египет с письмом Унамона. Смендес и Тентамон тут же высылают ему товары, золото и серебро. Сам Унамон получает одежды и припасы. Царь доволен. Обойдясь без божественных благословений, которыми хотел ему заплатить посланец Амона, и не страшась божьей кары, он спокойно забирает египетские товары и лишь после этого мобилизует триста лесорубов с быками, назначает надсмотрщиков. Они валят деревья, а к исходу зимы доставляют стволы к пооережью. Похоже, что теперь Унамон может наконец отплыть со своим лесом, но оказывается, что все не так просто. Чекербаал считает, что ему заплатили мало. Унамон вполне серьезно предлагает ему высечь на стеле следующее:

"Послал мне Амон-Ра, царь богов, Амона Дорожного, своего посланца, да будет он жив, невредим и здоров, вместе с Унамоном, его посланцем-человеком, за строительным лесом для великой священной ладьи Амона-Ра, царя богов. Срубил я его, погрузил я его, снабдил я его своими судами и командами, сделал я, чтобы достиг он Египта, чтобы вымолить мне 50 лет жизни у Амона вдобавок к моей судьбе".

И шутник Унамон добавляет:

"И когда наступит после [этого] другой день, и прибудет посланец из страны Египта, который знает письмо, и он огласит твое имя на стеле, [то] воспримешь ты воду Запада, как и боги, которые там" (перевод М. А. Коростовцева).

Царь побежден и уступает, а Унамон обещает, что первый пророк Амопа по его подробному докладу тотчас вышлет ему дары.

Современные комментаторы обычно делают из этого рассказа вывод, что Египет во времена Смендеса был слаб и не пользовался уважением. В действительности даже в апогее своего могущества фараон не считал царя Биола побежденным рабом, который должен поставлять ему лес даром. Египетский посланник прибывал в Библ с официальными письмами, золотом, серебром и разными товарами. Царь Библа принимал дары и поставлял Египту лес. После этого обе стороны обменивались благословениями и благодарностями. Фараон добавлял к дарам личные подарки, которые, впрочем, ему обходились недорого, свою статую и какие-нибудь амулеты. Польщенный царь Биола принимал эту статую с благодарностью и призывал высечь на ее пьедестале финикийскую надпись с пожеланием, чтобы богиня Библа продлила годы царствования фараона. И так было "со времен богов".

Покинув гавань Библа, Унамон едва спасается от подстерегавших его чекеров, а потом попадает в руки киприотов, которые собираются его убить. Конец папируса оборван, и мы не знаем, как он выпутался из новой беды, но знаем, что каким-то образом он спасся. "Народы моря" заставили заговорить о себе еще при Рамсесе II. С тех пор они представляли для египетских мореходов еще одну реальную угрозу, однако морская торговля не прекращалась. На этот счет у нас есть четкое свидетельство самого Рамсеса III: "Я сделал тебе [Амон] ладьи, баржи и корабли с лучниками, со снастями, [поставленными] на Великой Зелени. Я назначил на них командиров лучников и капитанов с многочисленной командой, без числа, чтобы доставлять дары земли Финикии и других чужих стран на краю земли в твои великие склады в Фивах победоносных"*.

* (Pap. Harris, I, табл. VII, 8.)

Следует заметить, что фараон не рассчитывал только на милость Амона. Отряды хорошо вооруженных лучников с опытными военачальниками гораздо надежнее охраняли корабли на море и внушали почтение к египетским посланникам на суше.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"