предыдущая главасодержаниеследующая глава

Каир, улица Шампольона

Мы должны дать себе отчет в том, как неизбежно все это было.

Говард Картер

Соперничество Солта и Дроветти явилось мрачной прелюдией к массовому грабежу национальных богатств Египта, особенно интенсивно проходившему в первой половине XIX в. В погоне за прибылью "коллекционеры" вывозили из страны папирусы, мумии, скарабеи. Некоторые ухитрялись перевозить в Европу даже целые храмы. Со второй половины XIX в., когда была построена железная дорога Александрия - Каир, а затем открыто судоходство по Суэцкому каналу, их ряды пополнили туристы. Французский историк Эрнест Ренан писал из Египта в начале нынешнего века: "Худшим врагом египетских древностей до сих пор остается английский и американский турист. Имена этих идиотов будут известны потомству, поскольку они постарались расписаться на самых знаменитых монументах, украшенных изящнейшими рисунками".

Каким же образом все-таки удалось сохранить и собрать в стенах Египетского музея удивительную коллекцию памятников египетской древности? Ответ на это можно найти прямо в музее. В просторной галерее второго этажа вдоль стен выстроились бюсты выдающихся ученых. Среди них Жан-Франсуа Шампольон, Гастон Масперо, Иоганн Людвиг Буркхардт, Рихард Лепсиус, Флиндерс Питри и ряд других. Это их бескорыстному энтузиазму обязан Египетский музей своей великолепной коллекцией.

Первое место в этом пантеоне египтологов по праву занимает выдающийся французский ученый Жан-Франсуа Шампольон. С его сенсационной расшифровки египетских иероглифов в сентябре 1822 г. берет свое начало методичное научное исследование памятников древней египетской цивилизации. Первым из европейских ученых Шампольон во время своего единственного путешествия по Египту (1826-1829) начал читать древние надписи, высеченные на стенах храмов в Луксоре, Карнаке, Абидосе, Абу-Симбеле.

25 сентября 1836 г., через четыре года после безвременной смерти Шампольона (он умер в возрасте 42 лет), на площади Согласия в Париже в присутствии короля Франции и 300 тыс. зрителей был воздвигнут обелиск, привезенный из далекого Луксора. Установить его в центре Парижа "в память о победах наполеоновских войск в Египте" рекомендовал Шампольон.

Однако луксорский обелиск на площади Согласия скорее является монументом выдающимся заслугам "отца египтологии" Шампольона. Каирцы также сочли своим долгом увековечить память великого французского ученого. От площади ат-Тахрир, где находится Египетский музей, к центру города ведет старинная улица, названная улицей Шампольона. Ее не переименовали даже в конце 50-х годов, когда в пылу возмущения англо-франко-израильской агрессией египетские власти давали новые, египетские названия улицам Каира.

Велики заслуги Шампольона и в деле охраны памятников египетской культуры. Он направил Мухаммеду Али меморандум, в котором рекомендовал ввести жесткий контроль за туристами и археологами в Египте. В результате 15 августа 1835 г. впервые в истории Египта был опубликован декрет об охране египетских древностей.

Было бы наивным полагать, что после этого археологический разбой в Египте прекратился. В 40-х годах прошлого века, когда декрет Мухаммеда Али уже действовал, французский художник Присс ухитрился украсть из Карнакского храма бесценные картуши и стелы с изображением многих египетских фараонов. Французский консул в связи с разгоревшимся скандалом был вынужден осудить авантюру Присса. Тем не менее 18 тяжелых ящиков с награбленными археологическими ценностями были доставлены в Лувр.

Однако нелегальный вывоз древностей из Египта с этого времени был серьезно затруднен.

Много сделал для того, чтобы положить конец безобразному разграблению национального достояния египетского народа, и другой замечательный французский египтолог, Огюст Мариет, первый директор Службы древностей Египта. В знак признания выдающихся заслуг Мариета перед Египтом он, по его желанию, был похоронен в древнем саркофаге у центрального входа в созданный им музей. Здесь стоит и его бронзовый бюст.

Мариет родился в Булони 11 февраля 1821 г. В молодости он был школьным учителем и журналистом. Увлекшись трудами Шампольона, он серьезно начал заниматься египтологией. Вскоре он получил незначительную должность в Лувре, где смог досконально изучить его богатую египетскую коллекцию. В 1850 г. Мариету была поручена первая миссия в Египет. Он выехал в Александрию в поисках старинных коптских манускриптов, однако ничего заслуживавшего внимания не нашел. Тогда Мариет решил попытать счастья в археологических раскопках.

В конце октября 1850 г. ему удалось собрать кое-какое оборудование и начать на свой страх и риск раскопки в Саккарском некрополе. Редко случается, чтобы начинающий археолог сразу же добивался выдающегося результата. Мариету необыкновенно повезло: в песках пустыни он наткнулся на голову почти полностью занесенного песком сфинкса. Будучи весьма начитанным человеком, он вспомнил, что у Страбона есть упоминание о пустынном месте вблизи Мемфиса, в котором находился древний храм Серапиум. К главному входу в этот храм, по словам греческого географа, вела аллея сфинксов. Предположив, что он наткнулся именно на эту аллею, Мариет организовал широкие раскопки.

В ноябре 1851 г. он обнаружил вход в древний Серапиум. Доступ к гробницам священных быков - аписов закрывала великолепная дверь из песчаника. Когда Мариету и помогавшим ему рабочим удалось проникнуть внутрь громадного подземного помещения, где в нишах стояли колоссальные многотонные гранитные саркофаги, в которых когда-то покоились мумии священных быков, они попеременно испытывали чувства глубокого восхищения и разочарования. Украшенные великолепными иероглифическими надписями, крышки саркофагов были сдвинуты, а некоторые саркофаги расколоты. Мариет понял, что могилы аписов были разграблены много веков назад. Тем не менее немало великолепных вещей было в спешке оставлено грабителями и до сих пор валялось в саркофагах и на земляном полу темных коридоров.

В результате кропотливых многомесячных поисков Мариету посчастливилось найти нетронутое захоронение священного быка. Он обнаружил в пыли даже следы рабочих, совершавших захоронение. Целой оказалась и мумия быка, богато украшенная золотом и драгоценными камнями.

Древние египтяне, как известно, обожествляли многих животных, и в различных районах страны были свои священные животные: крокодилы, бабуины, ибисы. Священный бык-апис, посвященный богу Птаху, считался покровителем Мемфиса, и его храм, расположенный в Сак-кара, где с подобающими почестями жрецы хоронили набальзамированных быков, был объектом религиозного поклонения древних египтян. В греко-римский период культ священного быка слился с культом одного из главных богов греческого Пантеона - Зевса, а также впитал в себя некоторые чисто египетские черты мифа об Осирисе. Таким образом появилось новое божество по имени Серапис. Ему поклонялись как греки, так и египтяне. Греки переименовали древний храм Аписа в Серапийон, а затем это название было трансформировано римлянами в Серапиум.

Храм Сераписа в древности был колоссальным религиозным комплексом. Главная его часть - подземные катакомбы, в которых находились саркофаги священных быков. Даже сейчас, спустя 130 лет, становится не по себе, когда спускаешься по высеченным в песчанике ступеням. Сразу же после яркого солнечного дня попадаешь в душное темное подземелье. От застоялого теплого воздуха немного кружится голова. Огромные ниши, в которых стоят саркофаги священных быков, расположены по обе стороны коридора таким образом, что ни одна из них не находится напротив другой. В главном коридоре 24 монолитных саркофага. Одни из них сделаны из розового гранита, другие - из базальта, третьи - из песчаника. Вес одного из таких саркофагов вместе с крышкой - 69 т. Ниши скупо освещены электрическими лампочками. Туристов пускают только в большой коридор, так как раскопки в Серапиуме продолжаются до сих пор и время от времени приносят не менее сенсационные, чем в эпоху Мариета, открытия. В 1965 г. группа английских археологов нашла в Серапиуме еще один подземный коридор с захоронениями мумий священных ибисов.

После того, как находки, сделанные в Серапиуме, были выставлены в Лувре, Мариет обрел мировую известность. Даже одного Серапиума хватило бы для того, чтобы его имя навсегда осталось в истории египтологии. Однако заслуги Мариета как организатора египетской Службы древностей многие оценивают даже выше, чем его археологические открытия.

Мариет твердо взял в свои руки контроль за раскопками на территории Египта. Впервые под его руководством начались координированные раскопки в 37 местах от Мемфиса до Фив. Впоследствии, правда, археологи критиковали методы, которых придерживался Мариет (иногда он не останавливался и перед применением динамита). Вместе с тем огромным шагом вперед явилось то, что отныне значительная часть находок оставалась в Египте.

Следует оговориться, что Мариет не был, как часто об этом пишут, первым директором Музея египетских древностей. Еще Мухаммед Али в 1834 г., после обращения к нему Шампольона, издал декрет о создании национального музея древностей, поставив во главе его шейха Юсефа Зиа. Юсеф Зиа и его помощники начали собирать древности по всей стране. Первый каталог был составлен французом Линаном, будущим подрядчиком на строительстве Суэцкого канала. Однако эта коллекция не сохранилась.

Начав широкомасштабные раскопки, Мариет попросил у Саида-паши, бывшего в это время хедивом Египта, выделить ему для хранения древностей одно из помещений транспортной компании в Булаке. Четыре комнаты этого дряхлого здания Мариет использовал для наиболее ценных экспонатов, а другие сделал запасниками. На первых порах он обходился помощью только одного рабочего. Очень скоро небольшая коллекция Мариета стала настолько популярной у паши и у египтян, что Мариету не составило большого труда добиться нового помещения. В 1863 г. коллекция Мариета была переведена в новое здание, которое было официально открыто 18 октября хедивом Исмаилом.

Некоторые экспонаты нового музея демонстрировались на международной выставке в Лондоне в 1862 г. На всемирной ярмарке в Париже в 1867 г. лучшие из них были показаны в живописном павильоне, выстроенном в виде маленького древнеегипетского храма, к которому вела аллея сфинксов. Императрице Евгении, жене Наполеона III, очень понравились выставленные драгоценные женские украшения, и она намекнула хедиву, что была бы не прочь получить их в подарок. Однако хедив, помедлив, сказал: "В Булакском музее есть более могущественный человек, чем я. Вам следует обратиться к нему". Надо отдать должное Мариету: он категорически отказал императрице и ни взятки, ни угрозы не смогли повлиять на него. Драгоценности вернулись в Египет.

В 1878 г., еще при жизни Мариета, Служба древностей была преобразована в один из департаментов министерства общественных работ. На ее нужды стали выделяться значительные средства. Одновременно появилась необходимость перевести коллекцию, собранную Мариетом, в более просторное здание. В 1891 г. она уже перекочевала на противоположный берег Нила, в бывший хедивский дворец в Гизе. Однако это перемещение производилось уже под руководством преемника Мариета - Гастона Масперо.

Мариет умер накануне наступления новой эпохи в истории Египта, эпохи английской оккупации. Французы проиграли ожесточенную схватку за Египет, но были вовсе не склонны уступать уже завоеванные ими позиции английским колониальным властям. В результате хитроумных комбинаций, в которых участвовали и дипломаты, пост директора Службы древностей занял молодой французский египтолог Гастон Масперо.

Масперо родился в Париже в 1846 г. и с юных лет вплотную занялся египтологией, достигнув в ней больших успехов. Имя Масперо как археолога связано с сенсационной находкой 32 мумий так называемых "потерянных фараонов", которые он конфисковал у крупных грабителей египетских древностей братьев Ахмеда и Мухаммеда Абдель Расул. Его глубокие теоретические знания сочетались с неистощимой энергией, которую можно было сравнить лишь с энергией Мариета. Масперо провел реорганизацию коллекции Египетского музея и добился того, что все иностранные археологи работали под строгим контролем его агентов. Ему неоднократно приходилось вступать в конфликты с археологами, в том числе и с известными учеными, которые любыми путями пытались обойти египетские законы и вывезти свои находки в Европу. Особенно часто Масперо сталкивался с английским коллекционером Уоллисом Баджем. Бадж начал копать в Египте в 1886 г. До этого он работал клерком в Британском музее и хорошо изучил его восточную коллекцию. Лорд Кромер, военный губернатор Египта, любивший демонстрировать свое пристрастие к культуре древнего Египта, на словах поддерживал Масперо в его попытках ограничить разбойничьи аппетиты Баджа. Однако, когда доходило до дела, он отнюдь не препятствовал Баджу вывозить в Великобританию ценнейшие памятники древнеегипетской культуры. Не без ведома Кромера Бадж установил контакты с командованием английских оккупационных войск и вывез 24 огромных ящика, битком набитых египетскими древностями, которые пополнили коллекцию Британского музея.

С именем Баджа связана находка одного из самых знаменитых египетских папирусов, так называемой "Книги мертвых" с описанием погребальных обрядов древних египтян. Бадж купил ее в Луксоре вместе с другими интересными папирусами. "Книга мертвых" представляла собой довольно увесистый свиток в 78 футов длиной, в котором текст перемежался красочными иллюстрациями изумительной сохранности. Свежесть и яркость красок поражала даже видавших виды луксорских скупщиков древностей. Бадж поместил драгоценную находку в деревянный контейнер и спрятал его в тайник.

Однако уже через несколько часов Бадж был арестован по приказу шефа луксорской полиции, опечатавшего дом Баджа и велевшего ему дожидаться приезда из Каира Эжена Гребо, сменившего Масперо на посту директора Службы древностей. К несчастью, Гребо задержался в дороге, так как его фелюга села на мель, когда до Луксора оставалось не более 12 миль.

Такое неблагоприятное стечение обстоятельств стоило Египту одного из наиболее известных папирусов. Сначала Бадж намеревался подпоить стражей и исчезнуть под покровом ночи. Однако затем он избрал более сложный, но верный путь. Подкупленные им египетские рабочие прорыли длинный туннель, через который грабители во главе с Баджем смогли беспрепятственно вынести бесценные находки на берег Нила, где их уже ожидала фелюга.

Судьба благоприятствовала Баджу. Вскоре он очутился в Каире и действовал настолько ловко, что полицейские, приставленные к нему с приказом не сводить с него глаз, лично несли бесценную коробку, в которой находился папирус из Луксора. В тот же самый день "Книга мертвых" была отправлена в Великобританию с военной почтой.

Бадж пополнил коллекцию Британского музея не только старинными папирусами, но и многочисленными свитками древних коптских рукописей.

Шампольон, Мариет и Масперо были основоположниками французской школы египтологии, однако к середине XIX в. практически во всех крупных европейских странах уже были высококвалифицированные египтологи. Одним из основоположников английской школы египтологии стал Джон Гартнер Уилкинсон, проведший в Египте 12 лет в начале прошлого века. Он составил один из первых систематизированных научных обзоров основных археологических древностей Египта и Нубии. Английские исследователи обычно противопоставляют Уилкинсона, как и Янга, Шампольону. При этом они подчеркивают, что он в отличие от Шампольона сумел добиться удивительных результатов, работая без государственной поддержки. Уилкинсон внес поправки в список династий египетских фараонов, сделанный Манефоном. Биография Уилкинсона до сих пор недостаточно изучена, а значительная часть его работ так и не опубликована. В научном мире он известен в основном благодаря своей монументальной трехтомной работе "Нравы и обычаи древних египтян", вышедшей в 1837 г.

Одним из выдающихся представителей английской школы египтологии является Уильям Флиндерс Питри, начавший проводить раскопки в Египте, когда в археологии происходили качественные сдвиги. После открытия шумерской культуры в Месопотамии, сенсационных находок Шлимана в Трое и Микенах, расшифровки клинописи было уже невозможно работать на прежнем, примитивном уровне. Питри предпринял систематические раскопки в древнем Танисе в районе Дельты. Здесь он начал определять датировку находимых объектов, фиксировать, в каком археологическом слое были сделаны находки.

Питри обладал обширными познаниями в самых различных областях истории древнего Востока. Первым из египтологов Питри обнаружил в Египте предметы, относящиеся к греко-микенской культуре, открытой Шлима-ном, что подтверждало наличие связей между Грецией и Египтом еще в XV в. до н. э. Затем ему удалось побывать на Крите и в Микенах, где он нашел египетские вещи, относящиеся к эпохе XVIII династии. Его работа помогла установить хронологические рамки зарождения греко-микенской культуры.

Флиндерс Питри, бюст которого находится в пантеоне почета Египетского музея, сделал еще целый ряд важных открытий в Файюме, Тель-эль-Амарне, Абидосе. Именно в ходе раскопок, проведенных им, были обнаружены предметы так называемой додинастической эпохи Египта.

Итоги своей деятельности Питри изложил в книге "70 лет в археологии". В ней он резко осуждает своих французских коллег. Он с возмущением описывает, как один из них, производя раскопки фараонских могил в Абидосе, сжег остатки уникальной деревянной утвари, относящейся к эпохе I династии. По его мнению, все французские директора Службы древностей после Гастона Масперо были некомпетентны в своем деле.

Однако по адресу самого Питри тоже можно сделать немало упреков. Английский исследователь Б. Фэгэн отмечает, что его бестактность и сварливый характер вошли в поговорку. Он считал себя единственным и непререкаемым авторитетом в вопросах египтологии и поносил всех своих современников*.

* (В. Руссилион, с. 355.)

Тем не менее его слабости нисколько не умаляют его несомненных достоинств. Флиндерс Питри - колоритная фигура, знаменующая собой переход египтологии от мрачного периода археологического разбоя в стадию современной науки. После него контрабандный вывоз египетских древностей стал уже не нормой, а патологией, не предметом гордости, а тщательно скрываемым поступком.

Одним из основателей немецкой школы египтологии стал Карл Рихард Лепсиус. В 1842 г. король Пруссии, у которого знаменитый путешественник Александр фон Гумбольдт смог возбудить интерес к египетским древностям, направил Лепсиуса во главе экспедиции Берлинского университета на берега Нила. Экспедиция увенчалась успехом благодаря тщательной подготовке, которую провел Лепсиус в Германии. Он хорошо изучил грамматику древнеегипетского языка, составленную Шампольоном, методично обследовал европейские коллекции египетских древностей. Участники экспедиции посетили основные археологические центры Египта, однако особенно тщательные раскопки были проведены ими в районе знаменитого Лабиринта в Файюмском оазисе. 15 тыс. образцов различных египетских древностей, вывезенные Лепсиусом из Египта, составили основу знаменитой египетской коллекции Берлинского музея.

Среди видных представителей немецкой египтологической школы следует назвать друга и соратника Мариета Эмиля Бругша, Георга Эберса, написавшего к тому же целую серию исторических романов из жизни древнего Египта, а также филолога, знатока древнеегипетского языка Адольфа Эрмана, хранителя египетской коллекции Берлинского музея. Самая известная из его книг - "Повседневная жизнь в древнем Египте".

Египтология - наука, в развитие которой вложили труд ученые многих наций: французы, англичане, немцы, итальянцы, американцы, русские. Наша страна может по праву гордиться такими блестящими египтологами и знатоками древнего Востока, как основатель кафедры египтологии Каирского университета В. С. Голенищев, академики Б. А. Тураев, В. В. Струве и целый ряд Других.

Естествен вопрос: как же создавались богатейшие коллекции египетских древностей, хранящиеся ныне в Эрмитаже, Музее имени А. С. Пушкина, в Одесском археологическом музее? Ведь они тоже собирались в прошлом веке, когда на законы Египта коллекционеры не особо обращали внимание. Что же, очевидно, случалось всякое. И среди русских путешественников были как исключительно добросовестные, так и, мягко говоря, не очень честные люди. А. С. Норову причинял глубокую боль вид фресок в Карнаке, изуродованных не кем иным, как Шампольоном. А известный востоковед и журналист О. И. Сенковский, посетивший Египет в 1820 г., несколько дней пытался долотом отколоть знаменитый зодиак в храме в Дендере и не утащил его только потому, что зодиак оказался слишком тяжел для транспортировки (в настоящее время он находится в Лувре).

Образцом русского коллекционера является В. С. Голенищев. На склоне лет, будучи совершенно разорен своими родственниками, он вынужден был продать свою богатейшую коллекцию египетских древностей. Он получил из Америки предложение продать ее за 500 тыс. руб., но предпочел уступить ее российскому правительству. "Старик коллекционер согласился потерять 150 тысяч - лишь бы его детище осталось на родине", - пишет в своих воспоминаниях дочь основателя московского музея имени А. С. Пушкина А. И. Цветаева.

История египтологии XX в., особенно советской египтологической школы, занявшей одно из ведущих мест в науке о древнем Египте,- интересная тема, ждущая своих исследователей.

Ученик Питри знаменитый Говард Картер, оглядываясь на пройденный египтологией путь, произнес фразу, ставшую классической: "Мы должны дать себе отчет в том, как неизбежно все это было". Действительно, становление египтологии как науки в силу определенных исторических обстоятельств происходило мучительно трудно. Что же обусловливало необходимость многолетнего систематического расхищения памятников истории древнего Египта и их варварского уничтожения? Было ли это только "болезнью роста", как считают некоторые западные ученые?

Думается, что нет. Грабеж национального достояния Египта не случайно принял наиболее интенсивный характер на стадии империалистического раздела мира с его грабежом и эксплуатацией колониальных и зависимых стран.

В Западной Европе и США до сих пор процветает нелегальная торговля египетскими мумиями. В 1970 г. в Нью-Йорке египетская мумия продавалась на черном рынке по 45 долл. за унцию. Правда, спрос на нее в настоящее время поддерживают не врачи, а специалисты по разным мистическим и оккультным делам.

В ноябре 1981 г. в Каире в доме бывшего директора одной из египетских киностудий Ф. Юсефа полиция обнаружила подпольный склад краденых предметов древности. Было конфисковано большое количество монет, изделий из бронзы, слоновой кости, дерева, глины, относящихся к додинастическому и более поздним периодам истории Египта. Как выяснилось, предприимчивый делец скупал древности у мелких мошенников, промышлявших в районах археологических раскопок, а затем втридорога перепродавал их богатым западным туристам для вывоза за границу.

Это далеко не единичный случай. Пока на европейских и американских легальных и нелегальных рынках существует спрос на египетские древности, систематические нарушения египетских законов об охране памятников старины неизбежны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"