назад содержание далее

Погребение и забвение

Возможно, что к концу жизни Тутанхамон стал править более самостоятельно: ему шел примерно восемнадцатый год, а на юге, как известно, люди мужают рано. Но два ближайших советника и наставника, опекавших его с того дня, когда девятилетний мальчик был коронован двойной короной фараонов, очевидно в главном хрлме страны — Карнаке, продолжали оставаться при нем. Это были престарелый и опытный царедворец Эйе— муж Тии, кормилицы Нефертити, получивший еще при Эхнатоне высокие титулы «отца бога» «начальника конницы его величества» и «личного писца царя», и полководец Хоремхеб, сделавший карьеру также при царе-еретике, при котором он занял высшие военные и административные посты. Но, как показали последующие события, их преданность фараону была лишь кажущейся и вынужденной.

Тутанхамон окончательно возвратился в Фивы, видимо, на 3-м году правления и тогда же изменил свое имя. При нем велось усиленное строительство: восстанавливались запущенные и разрушенные при Эхнатоне святилища прежних богов. Не только в Египте, но и в Куше обнаружены следы его деятельности — например храмы в Каве (Гемпаатоне) и в Фарасе. Богам посвящаются новые изваяния. Но впоследствии Эйе и особенно Хоремхеб безжалостно стирали картуши Тутанхамона и узурпировали все, что было при нем воздвигнуто.

Как уже говорилось, причины ранней смерти молодого фараона не установлены. Но удивляться ей не приходится. Судя по многочисленным изображениям и обследованию останков Сменхкара (если они только действительно принадлежали ему), обнаруженных в гробнице Тии, вся семья, начиная с Эхнатона, отличалась несомненной болезненностью и, вероятно, даже некоторыми признаками дегенерации. Сменхкара скончался в возрасте приблизительно двадцати пяти лет, Эхнатон едва ли на много пережил свое сорокалетие. Смерть Тутанхамона тоже была неожиданной. На это указывают некоторые сопутствующие обстоятельства.

Умер он, видимо, в самом конце года. Вспомним о веночке из васильков, надетом на урей -первого антропоидного гроба. Семьдесят дней потребовалось на бальзамирование, да всевозможные обряды и церемонии заняли некоторое время. Таким образом, со дня кончины до погребения прошло около трех месяцев. За этот относительно краткий срок следовало построить гробницу, изготовить ковчеги, саркофаг, гробы и многие предметы погребального инвентаря. И хотя, разумеется, резервы рабочей силы, равно как и средства, имелись в неограниченном количестве, тем не менее спешка была неизбежной. Следы ее наблюдаются в гробнице повсеместно: и в живописи фресок, и в работе плотников, изготовлявших ковчеги, и на едва обтесанных стенах кладовой. Видимо, никто, и прежде всего сам Тутанхамон, не помышлял о преждевременной смерти. Как известно, каждый фараон по вступлении на престол начинал строить себе гробницу; правда, царский венец доставался им обычно в детские годы.

Как бы то ни было, Тутанхамон скончался более или менее неожиданно. Надо было спешно позаботиться о погребении, достойном его сана. Возможно — приходится ограничиваться лишь догадками и предположениями — в создавшейся ситуации ничего более не оставалось, как приспособить под усыпальницу фараона гробницу, которую начал сооружать для себя Эйе. Будучи более или менее близким родственником фараона, он получил разрешение быть погребенным в царском некрополе. Но, повторяем, это не более чем предположение. Во всяком случае, за ограниченностью времени следовало торопиться, и Тутанхамону пришлось довольствоваться гробницей относительно скромной, имевшей, как мы видели, всего четыре помещения, расположение которых несколько напоминает гробницы Тутмосидов. Руководство работами возложили на уже знакомого нам Май — того самого Май, который принес в дар своему усопшему повелителю его изображение в образе Осириса.

Известие о кончине фараона, как это бывало обычно, повергло страну в официальный траур. Как он проходил, мы знаем из классического произведения египетской литературы, правда эпохи Среднего царства, — «Истории Синухета», где речь идет о смерти фараона XII династии Аменемхета I: «...царь Верхнего и Нижнего Египта Схотепибра был взят на небо. Он соединился с солнцем, причем [его] божественное тело слилось с создавшим его. Пребывала резиденция в молчании, и скорбели сердца. Большие врата были заперты, придворные склонили головы на колени, а народ стенал».

Тело Тутанхамона перенесли в «Золотую палату», где жрецы и бальзамировщики приступили к мумификации. Одновременно в мастерских начали поспешно изготовлять гробы и погребальный инвентарь, а во дворце собирать вещи, которыми предполагалось снабдить фараона для подобающего высокому его сану существования в царстве мертвых. В их число включили не только отдельные вещи из убранства дворца и то, чем дорожил Тутанхамон, к чему он привык и что окружало его с детства, но также кое-что из предметов, несомненно приготовленных в свое время для гробницы Сменхкара. Например, золотые гробики, в которые обычно клали внутренности или повязки, предназначенные для бинтования мумии. Почему они не были использованы в свое время, сказать трудно, но вполне возможно, что их изъяли при перезахоронении Сменхкара.

Строители гробницы и те, кому надлежало приготовить все необходимое для погребения, видимо, уложились в отпущенные сжатые сроки, потому что время от дня кончины фараона до дня его похорон регламентировалось строгими предписаниями погребального ритуала. В конце марта или начале апреля наступил срок, когда Тутанхамон должен был отправиться в свой последний путь на запад — в обитель мертвых, где, уподобившись Осирису, возродится для посмертного существования. Погребальные обряды длились несколько дней, потому что над покойником, для того чтобы отождествить его с Осирисом, совершались сложные церемонии, из которых одной из важнейших был обряд «отверзания уст». Это магическое действо должен был осуществить его ближайший наследник — старший сын. Но Тутанхамон умер бездетным. Поэтому «отверзание уст» совершил сменивший его на престоле Эйе, хотя по возрасту он годился ему в деды. Сцена эта изображена на одной из фресок в погребальном покое.

Длинная и торжественная процессия, в которой участвовали многочисленные придворные, жрецы, слуги и плакальщицы, направилась в царский некрополь. Мумию Тутанхамона в золотой маске уложили иод огромный балдахин на имевший вид барки бога солнца катафалк, установленный на полозья. Его влачили рыжие быки, как того требовал ритуал, потому что красный цвет был цветом Северного Египта, а именно там впервые возникли многие древнейшие предписания заупокойного культа. Рабы, слуги и придворные несли все те предметы, которые должны были сопровождать фараона в гробницу. Ковчег с канопами, содержащими внутренние органы царя, установленный на салазках, влачили за собой выделенные для этой почетной обязанности его приближенные. Жрецы орошали молоком почву перед салазками и катафалком с телом Тутанхамона. Это символизировало возрождение его к новому бытию. Шествие, прерываемое всевозможными обрядами, магическими действиями и ночными бдениями, продолжалось четыре дня. Его участники как бы совершали паломничество, разумеется символическое, в четыре священных города Северного Египта, подобно тому как туда натравлялись древнейшие правители Египта на поклонение находящимся там святыням.

В последний день, когда траурная процессия наконец почти достигла некрополя, по предписанию погребального ритуала воло>в, влачивших катафалк, сменили обутые в белые сандалии «девять друзей» царя и оба визиря. Они должны были доставить тело почившего фараона к преддверию его усыпальницы. Все они изображены на одной из фресок погребалыного покоя. В некрополе похоронное шествие было встречено группой танцоров, исполнивших священную пляску духов древнего города Буто. Одетые в короткие передники и высокие головные уборы из тростника, они вышли из хижины, построенной в виде святилища Северного Египта. В вертикальном положении мумию установили у входа в гробницу, и жрецы, символизируя, согласно мифу, очищение тела Осириса, окропили ее водой. Именно здесь Эйе совершил обряд «отверзания уст», дабы вернуть душу в ее прежнюю оболочку. При всех этих ритуальных действиях произносились соответствующие формулы из «Книги мертвых». Затем наступила минута последнего прощания. С воплями и причитаниями Анхесевпаамон и ближайшие родственники, обнимая нога мумии, оплакивали умершего, подобно тому как некогда Исида оплакивала супруга своего Осириса. Затем останки фараона внесли в погребальный покой, куда спустились лишь Анхесенпаамон, ее сестры, немногие жрецы и ближайшие придворные, которые начали вносить вещи, долженствующие служить усопшему в загробном мире. Мумию положили в золотой гроб, обильно полив ее благовониями и надев на шею венок из живых цветов. Затем золотой гроб поместили в два позолоченных деревянных антропоидных гроба, которые уже, очевидно, стояли в саркофаге. Когда опускали крышку последнего, видимо, допустили какую-то неловкость или несогласованность действий, и она сломалась посередине. Трещину покрыли гипсом и закрасили под цвет песчаника.

Одновременно доверенные придворные опечатывали все сундуки, ларцы и шкатулки с личными вещами и драгоценностями Тутанхамона, а также ковчег с канонами. Как только участники похорон покинули погребальный покой, рабочие начали устанавливать деревянные позолоченные ковчеги, скрывавшие саркофаг. Они торопились, да и теснота, духота и плохое освещение не способствовали тщательности их работы. Поэтому части ковчегов оказались перепутанными и пришлось спешно на месте подгонять их друг к другу. Когда последний, наружный ковчег был собран, а двери его, так же как и внутренних, запечатаны, начали вносить вещи, которые, согласно ритуалу, следовало разместить в этом помещении. Затем возвели перегородку, отделяющую погребальный покой от передней комнаты. В ближайшие дни ее следовало расписать фресками.

Между тем в некрополе, в непосредственной близости к гробнице, установили большой шатер или легкий навес, и начался поминальный пир. Участники, украшенные цветочными гирляндами, красочными пестрыми воротниками из бус и умащенные душистыми маслами, внимали пению. Гибкие танцовщицы услаждали взоры гостей плясками. Считалось, что среди них незримо присутствует и усопший фараон, только что с помощью обрядов и церемоний сподобившийся вечного посмертного бытия. По завершении трапезы сосуды для поминальных возлияний, всевозможные венки, пелены и все, чем пользовались при погребении, собрали и упрятали в специально приготовленный тайник, где спустя тысячелетия их нашла экспедиция Т. Девиса.

Пока готовились к похоронам фараона, при дворе развивались события если внешне и не бурные, то во всяком случае драматические. Тутанхамон был последним представителем XVIII династии, при которой Египет достиг вершины своего могущества. Умер он бездетным. Не было прямых наследников мужского пола ни у Эхнатона, ни у Сменхкара. Бесспорные права на трон имела лишь юная вдова Тутанхамона, и только брак с нею мог легитимизировать нового царя. О том, что случилось, мы узнаём из источника, на первый взгляд совершенно неожиданного, а именно из анналов хеттских царей, составленных Муршилем III от имени отца своего Суппилулиумы. Оказывается, какая-то царица — имя ее не названо, но, судя по имени ее умершего супруга, в хеттской транскрипции звучавшего Нибхурурпа (т. е. Небхепрура), это могла быть лишь Анхесенпаамон — обратилась к Суппилулиуме со следующим письмом: «Мой муж умер, а я слышала, что у тебя есть взрослые сыновья. Пришли мне одного из них: я выйду за него замуж, и он станет владыкой Египта». Подивившись необычному предложению, потому что никогда подобного не случалось прежде, Суппилулиума, посовещавшись со своими приближенными, послал в Египет гонца, проверить, 'правда ли все это и не хотят ли его провести.

Тогда царица вновь написала Суппилулиуме: «Почему говоришь ты: они пытаются меня обмануть? Если бы я имела сына, писала бы я тогда в чужеземную страну, что унизительно для меня и страны моей? Вы мне не верите и даже говорите такие вещи! Тот, кто был мне супругом, умер, и у меня нет сына. Неужели я должна взять своего слугу и 'сделать его моим мужем? Я не писала ни в какую другую страну; я писала [только] вам. Говорят, что у тебя много сыновей. Дай мне одного из своих сыновей, и он станет моим супругом и царем земли Египетской».

В конце концов Суппилулиума внял просьбам Анхесенпаамон и послал своего сына Занназу в сопровождении подобающей овиты. Но царевича в пути убили, возможно по приказанию Хоремхеба, лелеявшего далеко идущие надежды, которые осуществить сразу он был не в состоянии. Надо полагать, что Эйе, бывший тогда визирем Южного Египта, знал о переписке Анхесенпаамон с Суппилулиумой. Более того, быть может, она велась по его инициативе, так как, выдав замуж молоденькую вдову за чужеземца, не знавшего ни местных обычаев, ни порядков, он мог бы еще надолго сохранить фактическую власть. Не исключена также возможность, что Хоремхеб пытался добиться благосклонности Анхе-сенпаамон и что он был тем самым «слугой», мысль о браке с которым внушала ей отвращение. Обо всем этом мы можем, конечно, только гадать, но едва ли приходится сомневаться в том, какая густая сеть интриг и заговоров плелась в те дни сторонниками различных группировок в борьбе за трон фараона.

Попытка сближения с хеттами, очевидно, предпринятая по инициативе Эйе и тех, кто еще вместе с ним окончательно не порвал с традициями Амарны, не удалась. Суппилулиума, разгневанный гибелью сына, вторгся в пределы египетских владений в Сирии. Убийцы были схвачены и казнены. Не исключена возможность, что Хоремхебу пришлось руководить отражением хеттов. Это, естественно, в какой-то степени отвлекло его от непосредственного участия в борьбе за наследие Тутанхамона В результате к власти пришел престарелый Эйе, закрепивший свои права на престол, по всей вероятности, женитьбой на Анхесенпаамон, годившейся ему по крайней мере во внучки. Правда, некоторые ученые отрицают этот брак, несмотря на то что сохранилось кольцо, где картуши их стоят рядом. Но, повторяем, наши сведения скудны и отрывочны, и поэтому часто приходится довольствоваться более или менее зыбкими предположениями. Все события эта протекали, очевидно, весьма быстро, потому что на фресках в погребальном покое Эйе уже изображен со всеми регалиями фараона, а между кончиной Тутанхамона и временем их написания едва ли прошло более трех месяцев.

Престарелый Эйе правил не долго — всего четыре года. Хотя культ Амона и прежних богов был полностью восстановлен, тем не менее имя Атона гонениям при нем не подвергалось. Он довершил начатое при Тутанхамоне украшение храма в Солебе, в Куше, где были установлены два великолепных изваяния льва из розового гранита. В то же время Эйе совершил весьма неблаговидный поступок, присвоив себе две незаконченные статуи усопшего царя.

Когда Эйе умер, пришел наконец черед Хоремхеба, набравшего теперь достаточно силы, чтобы, опираясь на войско, занять трон фараонов, в чем ему, по всей видимости, усердно помогал также клир бога Амона. Во всяком случае, добившись своей цели, он в дальнейшем стремился поддерживать наилучшие отношения с его жрецами, щедро одаряя последних и усердно расправляясь с их противниками. Для того чтобы закрепить свое положение, Хоремхеб женился на Мутнеджмет, возможно младшей сестре Нефертити

Стремясь изгладить даже воспоминание о реформах Эхнатона, Хоремхеб безжалостно уничтожил все, что было связано не только с ним и с культом Атона, но и со своими непосредственными двумя предшественниками — Тутанхамоном и Эйе. Он присвоил все их сооружения и статуи, стерев имена и поставив взамен свое. Более того, он объявил себя непосредственным преемником Аменхотепа III, исключив таким образом Эхнатона, Тутанхамона и Эйе из списка правивших фараонов, а годы их правления присчитал к своему царствованию. Вот почему о них ничего не знал жрец Манефон, когда тысячу лет спустя писал историю своей родины.

Ахетатон с его великолепными дворцами, виллами и храмами был по приказанию Хоремхеба разрушен. Сады и парки запустели. Жители покинули обреченный город Святилище Атона в Карнаке снесли и использовали камни для строительства пилонов. Гробницу Эйе разорили и стерли имена его и его жены. Так же поступили с гробницами некоторых приближенных Эйе и Тутанхамона. Почему же не посягнул Хоремхеб на усыпальницу Тутанхамона? То ли вход в нее был так удачно скрыт, что точное местоположение не удалось установить? То ли помогло заступничество Май, как думают некоторые египтологи? То ли не решились тревожить прах фараона, при котором все же был восстановлен культ Амона? Обо всем этом можно лишь гадать. Тутанхамон был забыт. И забвение на тысячелетия спасло его гробницу, с тем чтобы память о нем ожила в наши дни.

назад содержание далее




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"