предыдущая главасодержаниеследующая глава

VIII. Мистерии

Выходы богов не привлекали бы столько народа, если бы организаторы церемоний не разнообразили эти зрелища. Сколько можно любоваться раззолоченными ладьями и плясать под звуки тамбуринов? Для того чтобы вызвать интерес публики, жрецы издавна придумали изображать перед нею в лицах самые волнующие эпизоды из жизни богов и даже привлекать к этим действам самих наломников, так что становилось еще интереснее. Египтяне знали: Осирис был милостивым и добрым богом, Сетх убил его и бросил тело в Нил, все знали, как оно доплыло до Библа и как было возвращено в Египет. Поэтому всех занимало представление этой великой драмы, и многие даже стремились в нем участвовать в качестве статистов, оставляя главные роли профессионалам.

Эти мистерии из жизни Осириса с особым блеском представляли в Абидосе и Бусирисе. Служители тщательно готовили костюмы, декорации и все необходимые аксессуары*. Представление начиналось с большой процессии во главе с богом Упуаутом - "Открывателем путей". "Враги" пытались ее задержать, но процессия все-таки вошла в святилище. На второй день "спектакль" продолжался: изображалось убийство бога или же о нем просто рассказывали. Участники выражали великую боль и горе. Большая процессия направлялась к гробнице. На последнем "представлении" зрители видели избиение врагов Осириса, и весь народ ликовал, когда воскресший бог возвращался в Абидос на ладье "нешмет" и входил в свой дворец. В Бусирисе воздвигали с помощью канатов фетиш Осириса. Толпа плясала и веселилась. Две группы статистов, представлявших жителей соседних городов Пе и Депа, дрались между собой кулаками и ногами, предваряя появление Хора.

* (Стела 1204 из Египетского музея в Берлине: Schaefer. Die Osiris mysterien in Abydos. 11904; сцена из гробницы Хериуфа в Фивах: Moret. Mystères égyptiens. Р., 1912, с. 11; стела Рамсеса IV: Mariette. Abydos. Т. II, с. 54-55.)

В Саисе, где Геродот видел ночное представление на круглом озере, вероятно, изображали весь цикл страстей Осириса, вплоть до его чудесного возвращения из Библа и превращения бога в колонну.

Геродот сумел посетить на северо-востоке Египта город Папремис, посвященный Сетху, убийце Осириса. Там он увидел "представление" подобного же рода, и это неудивительно, потому что Сетх был воинственным божеством. Статую бога в наосе вынесли за пределы святилища и оставили под охраной жрецов. Когда настал момент возвращения, ее установили на четырехколесную повозку. Более тысячи мужчин, вооруженных дубинками, напали на маленькую группу, охранявшую статую. Но к ней подоспело подкрепление. Началась настоящая свалка! Никто уже не считал подбитых глаз и проломленных черепов, хотя местные жители утверждали, что это лишь игра. А речь шла о том, чтобы напомнить зрителям, как Сетх хотел войти к своей матери, а слуги не узнали его и не пускали. Сетх отступил, но вскоре вернулся с подкреплением и разбил всех, кто хотел его задержать*.

* (Hérodote II, 63.)

В Омбосе, в Верхнем Египте, Ювенал* - древнеримский поэт-сатирик. Согласно античной традиции, умер в Египте, в ссылке.) увидел аналогичное представление, но он был менее прозорлив, чем Геродот, и его ослепляло презрение к египтянам, а поэтому он решил, что присутствует при настоящем сражении между двумя враждебными кланами. Старая ненависть, говорит он, разделяет Омбос и Тентюру (Дандара), ибо каждый из этих городов презирает богов другого города. В одном из них шел праздник. Там установили столы и ложа на семь дней. Люди плясали под звуки флейт. Внезапно ворвались чужаки. Началась потасовка. Вначале дрались кулаками, потом камнями, а потом полетели стрелы. Наконец, жители Тентюры убежали, оставив на месте одного из своих. Жители Омбоса схватили его, разрубили на куски и сожрали сырым**.

* (Ювенал (ок. 60 - ок. 127 гг.)

** (Juvénal XV.)

В действительности же Омбос, который египтяне называли Небетом, был городом Сетха, а Тентюра - владением Хатхор. Во многих соседних нолях происходили сражения матери Хора и ее сподвижников с развратным и воинственным богом*. Именно такие сражения представлялись здесь в позднюю эпоху, и, конечно, они не обходились без ругани и увечий.

* (Дандара была местом повержения Сетха перед этой богиней. Brugsch. Diet, géogr., с. 38; Gauthier. Dictionnaire des horns géographiques. T. V, c. 84-85.)

Во всех номах и городах местные мифы давали богатый материал для драматических представлений. Глядя на роскошь храмов, на многочисленных жрецов и служителей, которые участвовали в церемониях, трудно себе представить, какими смутьянами и фрондерами были египтяне в действительности.

Да, фараона почитали как бога и приближались к нему с трепетом, но в народных сказках фараона награждают пятьюстами палочными ударами*, его обманывают жены, он ни на что не может сам решиться, он игрушка в руках своих советников и судей, строители обворовывают его как хотят.

* (Фараон Менхеперрасиамун в действительной истории Сатин: Maspero. Contes populaires. 4e éd., 168-171.)

Боги тоже наделены всеми грехами и пороками, всеми недостатками и смешными чертами жалкого рода людского. Верховное собрание богов должно было решить, кому достанется место Осириса - Хору или Сетху*. Восемьдесят лет они спорили, и восемьдесят лет оба кандидата ждали их решения. Распутство Сетха можно сравнить только с его глупостью и доверчивостью. Побитый, Хор плачет, как ребенок. Нейт**, призванная к властелину вселенной, желая показать, как она относится к его решениям, бесстыдно задирает перед ним юбку***. В один прекрасный день богу Шу надоело править миром. Он улетает на небо. Его заместитель Геб задумал возложить на себя урея, который помогал Шу одерживать победы над всеми врагами. О тщеславный! Едва протянул он руку к ларцу с уреем, священная кобра поднялась из ларца и извергла па бога свой яд. Обожженный, Геб долго метался в поисках целительного средства****.

* (Матье М. Э. Древнеегипетские мифы. М. - Л., 1956, с. 103- 111; Сказки и повести Древнего Египта. М., 1979, с. 108-128.)

** (Согласно мифу, это делает Хатхор, а не Нейт. Спорна мотивировка действий богини: скорее всего, она хотела развеселить Ра.)

*** (Pap. Chester Beatty I.)

**** (Goyon G. Les travaux de Chou et les tribulations de Geb.- Kêmi, VI, 1-42.)

В народных драмах, которые разыгрывались в самом храме или в ограде храма, перед колоннами или на священном водоеме, к богам относились довольно фамильярно. Актеры не только изображали эпизоды из мифов о божествах, но и заставляли говорить богов. До нас не дошло ни одной египетской драмы, поэтому нам приходится довольствоваться несколькими такими текстами, как, например, "драматический" папирус Рамессеума, скопированный по приказу Шабаки с оригинала. В текстах приведены только несколько заголовков отдельных сцен, а также реплики и обрывки разговоров, высеченные рядом со сценками из частной жизни в гробницах, прежде всего в гробницах Древнего царства.

Но существование такого театра можно считать доказанным, особенно после того, как экспедиция Французского института восточной археологии нашла в Эдфу стелу профессионального актера с такой надписью: "Я сопровождал моего господина в его поездках и всегда декламировал безупречно. Я всегда подавал реплики моему господину, когда он декламировал. Он был богом, я - его подданным. Если он убивал, я оживлял"*.

* (Drioton. Ce que Ton sail du théàtre égyptien (éditions de la revue du Caire, 1938).)

Эти театральные представления, вне всякого сомнения, были основной приманкой на праздниках, которые продолжались много дней и все же не надоедали египетской публике.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"