предыдущая главасодержаниеследующая глава

VI. Битва

Противник мог ограничиться оборонительной войной, прячась в своих крепостях. Если он чувствовал достаточно сил, он предлагал захватчику встретиться в чистом поле в назначенный день и в назначенном месте, а уж там - как боги рассудят. Когда эфиоп Пианхи двинул свои войска на север против египтян, он напомнил им об этом обычае, вернее, законе, который был запечатлен в его знаменитой надписи:

"Не нападайте [на врага] ночью, подобно игрокам, но сражайтесь тогда, когда видно. Объявите ему сражение издали. Если он скажет "торопитесь" войску и колесницам другого города, то засядьте [ожидать] прихода его войска. Сражайтесь, [только] когда он скажет об этом. Если его союзники будут в другом городе, то пусть дождутся их. Князей, которых он призывал себе на помощь, [и] надежные отряды ливийцев следует первыми вызывать на бой. Скажите: "Мы не можем кричать ему при смотре войск: "Запрягай лучших лошадей из своей конюшни, начинай сражение. Ты знаешь, что Амон - бог, пославший нас!"" (перевод И. С. Кацнельсона)*.

* (Urk., III, 8 (Piankhi, 9-12).)

Это правило честного боя, установленное фараоном Пианхи*, соблюдалось далеко не всегда**. Его применяли в соответствии с законами войны, как их понимали в античности и в средние века. Монтень рассказывает, как хитрость, примененная легатом Луцием Марцием, вызвала гнев старцев-сенаторов: "Хранившие в памяти нравы своих отцов, они осудили действия Марция как противоречащие древним установлениям, которые заключались, по их словам, в том, чтобы побеждать доблестью, а не хитростью, не засадами и не ночными схватками, не притворным бегством и неожиданным ударом по неприятелю, а также не начиная войну прежде ее объявления, но, напротив, зачастую заранее оповещая о часе и месте предстоящей битвы" (перевод А. С. Бобовича)***.

* (Как указывается в последнем издании текста "Стелы Пианхи", эфиопский царь скорее руководствовался соображениями военной тактики, чем этики.)

** (J. E. A., XXI, 219-223.)

*** (Essais, éd. Firmin-Didot, I, c. 20. Я благодарен за эту цитату Ж. Йойотту. Подобные примеры см.: Montet. Drame d'Avaris. с. 29, 215.)

Обычаи древних римлян мало отличались от обычаев египтян. Благодаря Монтеню мы сегодня понимаем, что имел в виду Пианхи, когда говорил о "правилах игры". Противники должны выстроиться друг против друга без всяких уловок, не скрывая свои силы и намерения, чтобы у обоих были равные шансы, как у шахматистов - равное количество фигур перед началом партии. Победа достанется лучшему, как рассудит бог!

О том, что египтяне приняли правила честного боя задолго до эфиопа Пианхи, свидетельствует эпитет, которым иногда награждали воинственного бога Сетха: "Объявляющий сражение"*, а также рассказ о битве при Мегиддо, когда армия Тутмоса III сразилась с войсками азиатской коалиции**.

* (Livre des Morts, 125 В, phrase 25: "О Предвестник битвы из Унеса!" Унес - город Сетха.)

** (Urk., IV, 649 ssq.)

Египетское войско на 16-й день первого месяца сезона "шему" дошла до города Ихема (у западного подножия Кармельского хребта в Палестине). Его величество фараон созвал на совет своих храбрых воинов и объявил им, что враг из Кадеша, обосновавшийся в Мегиддо, собрал вокруг себя властителей всех стран, которые прежде были покорны Египту, начиная с Нахарины, и сказал им: "Я противостану [его величеству] в Мегиддо. Скажите мне, [что вы об этом думаете]?" - вопросил фараон.

Советники заподозрили ловушку. Дорога от Ихема к Мегиддо резко сужается. Придется следовать по ней колонной по одному, человек за человеком, лошадь за лошадью. Авангард вступит в бой, когда арьергард будет еще в Арене (населенный пункт в горном проходе через Кармельский хребет). Лучше пойти кружным путем, чтобы все войско сразу могло приблизиться к Мегиддо с севера. Однако фараон отклонил этот разумный план. Он воскликнул: "Клянусь, как любит меня Ра, как жалует мои отец Амон, как молодо [дышит] мой нос жизнью и счастьем, мое величество пойдет по пути тому на Арену! Пускай, кто желает из вас, идет по этим путям, о которых вы говорите, и пускай, кто желает из вас, идет в числе сопровождающих мое величество. Да не скажут они, эти враги, омерзительные для Ра: "Его величество пошел по другой дороге, испугавшись нас!" - так скажут они".

Эта речь сразу убеждает несогласных, и они примыкают к фараону: "Смотри, мы будем в числе сопровождающих твое величество во всяком месте, где будет ходить твое величество, ибо раб должен следовать за своим владыкой" (перевод Н. С. Петровского).

В свете наставлений Пианхи военный совет египтян обсуждал вполне очевидную ситуацию. Враг из Кадеша отправил фараону послание, назначив день и место сражения. Советники подозревают подвох, однако Менхеперра считает недостойным себя и богов, которые его любят и защищают, отклонить это предложение, вполне соответствующее древним обычаям. Дальнейшие события показали, что он был прав. Войско во главе с фараоном вошло в узкую долину и заполнило ее целиком. Военачальники еще раз обратились к нему, умоляя не продвигаться дальше, пока арьергард не минует опасную теснину. Но эта предосторожность оказалась излишней. Противник, расположившийся между Таанаком (город в Северной Палестине) и Мегиддо, даже не подумал атаковать египетское войско на марше, а позволил ему развернуться и занять к середине дня боевые позиции к югу от Мегиддо, где оно спокойно изготовилось для сражения. Правила игры были соблюдены.

Однако советники по-прежнему выполняли свой долг, напоминая фараону об осторожности. Перед ним стояло войско под водительством царя Митанни, но в нем было множество воинов-аму, этих извечных и коварных врагов Египта, о которых один старый фараон XI династии говорил в своем поучении, составленном для сына, Мерикара:

"Подл азиат, плохо место, в котором он живет,- бедно оно водой, труднопроходимо из-за множества деревьев, дороги тяжелы из-за гор. Не сидит он на одном месте, ноги его бродят из нужды. Он сражается со времен Хора, но не побеждает и сам не бывает побежден. Не объявляет он дня битвы, подобно грабителю, страшится он вооруженных отрядов" (перевод Р. И. Рубинштейн)*.

* (Pap. III6 A du musee de l'Ermitage, 91-98. Montet. Drame d'Avaris, c. 29.)

Аму прекрасно знали свои леса и горы и тщательно избегали сражений на открытой местности, где у них не было никакого преимущества. Они нападали на египтян внезапно и тут же рассеивались. Скрытность, быстрота и неожиданность - их лучшее оружие. Но даже в тех случаях, когда египтяне встречались с достойным противником, внезапность могла сыграть решающую роль. И она чуть не привела к разгрому египетской армии под Кадешем, когда Рамсес II двинулся навстречу армии хеттов*.

* (Это следует из Поэмы, но особенно из отчета о битве при Кадеше: Kuentz. La bataille de Qadech. Le Caire, 1928; Wr. Atl., II.)

"Подлый враг" из Хатти создал против Египта коалицию из всех северных стран, вплоть до народов с далеких берегов моря. К обычным противникам фараона, собранным со всей Сирии, до Евфрата, присоединились народы Малой Азии: дарданы, люди из Ируна, Кешкеша, Каркиша и Линии, а также европейцы, например из Меса*. Царь Хатти растратил все свои богатства, чтобы привлечь их всех на свою сторону. Войско его заняло все горы и долины, как стаи саранчи. Главные силы скрытно сосредоточились северо-восточнее Кадеша. Но египтяне думали, что они задержались в районе Алеппо, потому что разведчики нигде не могли их обнаружить, и доверчиво вступили в долину Оронта. Рамсес во главе своего эскорта пересек реку вброд, за ним последовал корпус Амона. Корпус Ра перешел реку вброд у города Шабтуна. Корпус Птаха дожидался, пока освободится брод, в своем лагере в городе Аронаме. Последний корпус, корпус Сетха, тщетно пытался догнать войско, но отставал от него на несколько дней марша.

* (Полный перечень союзников хеттов в битве при Кадеше см.: Стучевский И. А. Рамсес II и Херихор. М., 1984, с. 198.)

Когда фараон был в Шабтуне, к нему явились два во- ина-шасу, два кочевника из тех, что наводили ужас на караваны на путях между Сирией и Египтом и на земледельцев Суэцкого полуострова. Они сказали, что хотят перейти на службу к фараону.

"Где же ваши братья? - спросил Рамсес.- И какие сведения вы принесли его величеству?"

"Они там, где подлый царь Хатти,- ответили кочевники.- Ибо поверженный* правитель Хатти сейчас в земле Алеппо, к северу от Тунипа. Он слишком боится фараона, да будет он жив, невредим и здоров, и не идет на юг, с тех пор как узнал, что фараон поднимается на север".

* (Эпитет, часто применяемый к врагам. Вера в силу произнесенного слова, а тем более написанного характерна для Египта и других стран древнего Востока.)

Они бесстыдно лгали. По приказу "мерзопакостного царя" Хатти эти шпионы пришли разведать позиции египтян и усыпить их бдительность ложными сообщениями.

И вот фараон решает встать лагерем севернее Кадеша, на западном берегу Оронта. На ровном поле начертили огромный прямоугольник и обнесли его оградой из щитов или чем-то похожим на них. В центре воздвигли большой шатер для фараона и три шатра поменьше, а на всем остальном пространстве поставили множество маленьких палаток. Лев фараона, привязанный за лапу, растянулся на земле и дремлет. Лошадей распрягли и кормят. С ослов сняли поклажу, и они катаются в пыли, брыкаются или скачут галопом. Воины собирают оружие, а в это время в лагерь прибывают все новые повозки, запряженные быками. Высшие командиры располагаются в деревянных шатрах с центральной колонной, подпирающей кровлю, и с дверью, как в настоящем доме. Внутри на полках расставлены большие кувшины и лохани. Из багажа извлекают столы, табуреты, циновки. Дежурные сметают веничками пыль, разбрызгивают воду. Другие подгоняют навьюченных ослов или несут узлы на коромыслах. Рядом с шатрами стоит лошадь, засунув морду в ясли. Конюх старается успокоить двух других горячих лошадей, а колесничий расположился в своей колеснице и спит сладким сном. Один воин пьет. Никто не думает об опасности*.

* (Согласно рельефу из гробницы Хоремхеба в Саккара, часть которого находится в Болонье, другая - в Берлине; Wr. Atl., I, 386; J. E. A., VII, 33.)

Допрос хеттских перебежчиков воинами Рамсеса II
Допрос хеттских перебежчиков воинами Рамсеса II

Но вот египетский патруль захватил двух разведчиков "мерзопакостного царя". Их приводят к фараону, который сидит на помосте, на своем золотом троне. Палка - безотказный инструмент для развязывания языков. Пленники во всем признаются:

- Мы принадлежим царю Хатти, он послал нас узнать, где остановился его величество.

- Но где он, поверженный правитель Хатти? Я слышал, он в земле Алеппо, к северу от Тунипа!

- Смотри, поверженный царь Хатти идет с многими народами, которые к нему примкнули... Они многочисленнее песчинок на морском берегу. Сейчас они изготовились и ждут боя около Старого Кадеша.

Фараон приходит в ярость:

- Они затаились около Старого Кадеша, а мои иноземные союзники ничего не знают и военачальники страны фараона тоже! А теперь нам говорят, что они идут!

Советники признают, что была совершена непростительная ошибка:

- Плохо, плохо, иноземные командиры и военачальники фараона, да будет он жив, невредим и здоров, допустили большую ошибку, они не сказали, где находится подлый поверженный царь Хатти, в своем ежедневном докладе фараону, да будет он жив, невредим и здоров*.

* (Urk., III, 14-17.)

Тут же отправили везира, чтобы он поторопил отряды, задержавшиеся к югу от Шабтуна, и привел их к лагерю фараона, но, пока Рамсес II держал совет, подлый царь Хатти уже приближался со своими воинами и колесницами и со всеми своими союзниками. Южнее Кадеша он перешел реку вброд, который никто не охранял. Захваченные врасплох египетские воины и колесницы обратились в бегство. Враг уже захватил пленных из эскорта его величества.

В час этой страшной опасности фараон поднялся, как отец его Монту. Он схватил свое боевое оружие. Он облачился в доспехи. Он был как Баал в его [грозный] час. Возничий царя Менна задрожал, когда увидел, сколько [вражеских] колесниц окружает его господина. Сердце покинуло его. Члены его сковал великий страх.

"Владыка прекрасный мой, могучий правитель, великий спасатель Египта в день битвы, мы с тобою одни средь врагов. Смотри, покинули нас войска и колесничие, а ты продолжаешь сражаться, спасая их,- ради чего? Давай расчистим путь себе и спасемся сами, о Усер-маат-Ра-сетеп-ен-Ра!"*.

* (Цитаты из поэмы о Кадешской битве даны в переводе М. А. Коростовцева.)

Его величество успокаивает своего товарища по оружию. Фараон ничего не боится. Воины покинули его, вместо того чтобы занять боевые позиции. С ним не осталось ни "князя", ни колесничего, ни проводника, ни военачальника. Но ведь не напрасно Рамсес поставил столько памятников и столько обелисков отцу своему Амону, наполнил пленными его храмы, отправлял ему корабли с экзотическими товарами. Призыв фараона долетел до Фив. Теперь у него союзник, который один стоит миллионов. Рамсес мечет стрелы направо, обороняется щитом слева. Две тысячи пятьсот вражеских колесниц опрокинуты. Руки не повинуются его врагам. Сердца их ушли в пятки. Они не могут больше стрелять, не могут поднять меч. Фараон загоняет их в воду, как крокодилов. Те, кто полз по земле, уже не встают. "Подлый царь Хатти", смотревший на все это в окружении своих воинов и кодесниц с тремя воинами на каждой, теперь в страхе поворачивается к фараону спиной. Все его воины и колесницы, все его союзники, царь Луки, царь Ирчу, царь Месы, царь Ируна, царь дарданов, царь Каркемиша, царь Каркиша и царь Алеппо и даже его собственные братья бегут, потрясенные подвигами фараона, и кричат: "Спасайтесь, кто может!" Его величество мчался за ними, как грифон. Он обрушивался на них пять раз, как Баал в час своего могущества. Он сжег всю равнину Кадеша, чтобы больше никто не узнал это место, истоптанное его врагами.

Захват хеттами лагеря Рамсеса II
Захват хеттами лагеря Рамсеса II

Теперь воины возвращаются, поскольку сражение уже выиграно благодаря силе и храбрости фараона, а может быть, и по какой-то другой причине, о которой автор этой эпической поэмы не счел нужным упомянуть. Фараон осыпает их насмешками и упреками: "Но смотрите, как низко поступили вы, собравшись все вместе! Ни один из вас не устоял и не протянул мне руки, когда я сражался. Клянусь Ка отца моего Амона, если б был я в Египте подобен отцу моих отцов, который не видел сирийцев, и не воевали они против него... не вернулся бы в Египет из вас ни один, чтоб рассказать о своей службе позорной!.. Преступление, совершенное войском моим и колесничими моими, столь велико, что не выразить словом... Страны чужие, видевшие победу мою, прославят имя мое в дальних землях неведомых".

Воины покорно воздают почести своему отважному повелителю. Знатные сановники и колесничии восхваляют могущество его рук:

"Вот он, отважный воитель, стойкий сердцем! Ты спасаешь войско свое и колесничих своих! Ты сын Амона, повергающий врагов десницей его! Ты превращаешь страну хеттов в развалины мощной дланью своею! Ты ратоборец великий, и нет тебе равного! Ты царь, сражающийся за войско свое в день битвы! Ты храбр сердцем, первый в сражении! Не тревожит тебя обилие стран, выступивших против тебя! Великим победителем предстаешь ты пред войском своим и всею страной! Говорим тебе это без лести - ты защитник Египта, покоритель стран чужеземных! Ты сломал хребет страны хеттов навеки!"

Но фараон отвечает только новыми упреками:

"Что с вами, военачальники мои, войска мои и мои колесничие, не умеющие сражаться?! Разве не возвеличивается человек в городе своем, когда возвращается он, проявив доблесть пред владыкой своим? Славой осиянно имя такого воина отныне и впредь. Почитают человека искони за могучую длань его! Разве я не творил вам добра, что покинули вы меня одного среди врагов?!"

Упреки эти не так уж страшны: войско просто лишится очередных награждений. А вот другой властитель, Пианхи, действительно разгневался на свое войско, хотя оно неплохо сражалось. Его воины заставили Тефнахта бежать на север с жалкими остатками его отрядов. Однако Пианхи хотел одним ударом захватить или уничтожить всех врагов. Когда войско узнало о разочаровании своего военачальника, оно с ходу захватило три укрепленных пункта, хотя противник защищал их с небывалым ожесточением. Фараон узнал об этом, но все еще не был удовлетворен. Он предстал перед войском на колеснице, запряженной двумя конями. Колесница стояла на палубе его корабля. Разъяренный, как пантера, фараон обрушился на воинов:

"Разве медлительность, с которой вы выполнили мое поручение,- это стойкость в битве? Разве завершился год, распространив страх в Нижнем Египте, и нанесен им [врагам] мощный и болезненный удар?"

Тем временем подлый царь Хатти, этот изменник, присылает посланца, чтобы тот восславил фараона, как самого Ра, и сказал:

"Ты Сутех, сам Баал, страх пред тобою - клеймо твое на стране хеттов".

Посланец доставил письмо с просьбой о перемирии:

"Говорит слуга твой, дабы ведали: "Ты - сын Ра, зачатый от семени его. Дал он тебе одолеть все страны, собравшиеся вместе. Страна Египет и страна хеттов - рабы твои, они под стопами твоими. Дал их тебе Ра, отец твой прекрасный. Не сокрушай нас. Ведаю - мощь твоя велика. Сила твоя тяготеет над страною хеттов. Разве хорошо, что ты убиваешь слуг своих? Твой лик свиреп, нет у тебя милосердия. Смотри, вчера ты убил сотни тысяч... Пришел ты сегодня и не оставил наследников нам. Не будь жесток в деяниях своих, царь! Мир благотворнее битвы. Дай нам дыхание жизни""*.

* (Poème de Qadech, c. 295-320.)

Тогда его величество поспешил созвать военачальников колесничих и знать и сообщил им о просьбе поверженного царя Хатти. Не колеблясь ни минуты, они ответили в один голос:

"Очень, очень хорошо заключить мир, царь, владыка наш!" Это был крик сердца, но они тут же поправляются:

"И нет зла в примирении, которое ты совершишь, ибо кто [осмелится] тебе перечить, когда ты разгневаешься?"*.

* (Там же, с. 323-330.)

Фараон весьма обрадовался этим словам. Египетское войско спокойно ушло на юг, даже не попытавшись захватить Кадеш, чьи зубчатые башни были хорошо видны за рукавом Оронта.

На самом же деле фараон просто чудом избежал полного разгрома. Он ничего не знал о позиции хеттов и без всякой разведки, без флангового охранения, вслепую ввел свое войско во вражескую страну. Его спасла только стойкость царской гвардии, состоявшей в основном из шерденов, ибо можно заметить, что все упреки обращены к одним египтянам*. Возможно также, что хетты, ворвавшись в богатый лагерь фараона, уже ни о чем не думали, кроме грабежа. Они стали жертвами собственной алчности, и их успех превратился в разгром. Так что их царь был весьма доволен, когда огромное египетское войско ушло восвояси.

* (Есть и другие точки зрения. См.: Стучевский И. А. Рамсес II.., с. 43-45 (р. Оронт в месте битвы была глубока, и пехота Муватталиса не могла перейти ее вброд).)

Другие военные действия египтян заканчивались более определенными результатами, например великая битва с ливийцами, выигранная Рамсесом III*. Как и его предок, фараон отличался личным мужеством. Кони его колесницы мчатся галопом. Он привязал вожжи к поясу, чтобы стрелять из лука. На голове у него воинский шлем, на руках и запястьях - браслеты, на груди - два ожерелья. На перевязи висит открытый колчан. Чехол, прикрепленный сбоку колесницы, наполнен дротиками. Военачальник позади фараона не принимает участия в бою: он держит в руках золотую чашу и кувшин, которые мы уже видели при выступлении войска из Египта. Другие колесницы с двумя воинами на каждой мчатся за колесницей фараона. Наемники-филистимляне проявляют чудеса храбрости в бою с ливийцами. Когда ливийский вождь Мешешер, сын Капуро, видит, что кони его убиты, а колесничий, пронзенный копьем, упал с колесницы, он поворачивается к фараону, поднимает руку с вытянутым вверх указательным пальцем и признает себя побежденным. Его воины сдаются десятками. Они держат копья остриями вверх, как свечи, и протягивают левые руки, повернув ладони к земле**.

* (Medinet-Habu, 18-20.)

** (Там же, 72.)

"Народы моря" появились во времена Рамсеса III. Их бесчисленные орды пришли в Египет по морю и по суше*. Повозки со сплошными колесами, закрепленными чеками в оси, с впряженными буйволами везли женщин и детей. Длинные корабли с носом в виде головы льва или птицы и с приподнятой кормой были до отказа нагружены воинами. На суше и на море происходили ожесточенные сражения. Вот фараон сошел с колесницы, чтобы было удобнее стрелять из лука. За ним следует вся его свита: командиры, которые несут лук, колчан и дротики, слуги с предметами туалета, опахалами и мешками, откуда при первой же передышке они вынут сменную одежду и все необходимое, чтобы привести себя в порядок.

* (Там же, 32, 37.)

Одержав победу, фараон восходит на помост и окидывает взглядом поле сражения. Слуги держат в вытянутой руке зонты, защищая фараона от солнца. Перед помостом выставлены боевые штандарты. "Князья" и военачальники поздравляют фараона, а тем временем на поле боя начинается долгая процедура переписи, чтобы подсчитать добычу. Как и во времена Яхмоса, каждый воин, убивавший врага, отрубал ему руку, а если этим врагом был ливиец - отрезал член. Эти трофеи он приносил царским писцам. Все это сваливали в кучу поблизости от помоста рядом с грудами оружия, подобранного на поле боя, и целая армия писцов тщательно все сортировала и переписывала. Перед фараоном проводили пленных со связанными руками или петлей на шее. Вражеских военачальников оставляли для торжественных церемоний. На приводимых по возвращении победоносного войска здоровых пленниках ставили клеймо раскаленным железом. Они сидели в стороне маленькими группками и вставали, когда подходила их очередь. Вооруженные до зубов, воины готовы были подавить любую попытку к возмущению, однако побежденные, видимо, смирились со своей участью*.

* (Там же, 42.)

После клеймения многие денанеане (вероятно, данайцы.- Ред.) и филистимляне вербовались в войско фараона, где оставалось все меньше и меньше египтян, ибо уже тогда считалось: пусть лучше воюют другие.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"