предыдущая главасодержаниеследующая глава

VII. Спортивные игры

Больше всего времени у фараона отнимала война. Царевичи готовились к ней с юных лет. Отец приучал будущего Рамсеса II и его товарищей к трудным упражнениям, к умению преодолевать усталость. Никто из них не получал ни крошки, пока не пробежит сто восемьдесят стадий. Поэтому все они становились настоящими атлетами*.

* (Diodore I. 53.)

Сказание о битве при Кадеше и другие поэмы восхваляют физическую силу фараона, его выносливость, ловкость и мужество, но, если мы хотим подробно познакомиться со спортивным воспитанием юных царевичей, стоит обратиться к памятной стеле отважного воина Тутмоса III* и прежде всего к стеле его сына Аменхотепа II**, который был, по заключению наших врачей, обследовавших его мумию, невероятно сильным человеком, о котором современники говорили: "Это был царь с такими могучими руками, что никто не мог натянуть его лук - ни из его воинов, ни из вождей чужеземных стран, ни из вождей Речену"***.

* (Стела найдена в храме Монту в Ермонте. Ex oriente lux, 1939, с. 9.)

** (Большая стела, найденная в Гизе. Надпись см.: Varille. BIFAO, XLI, 31 ssq.)

*** (Kuentz. Deux stèles d'Aménophis. T. II, c. 6-7. В других текстах прославляется физическая сила Аменхотепа II: Urk., IV, 976-977; ASAE, XXVIII, 126: Medamoud, 1326-1327, 145; Bulletin of the metropolitan Museum of arts. 1935, II, 449-53.)

Как же проводил свое время наследный царевич, которого ожидал трон Хора?

"Он достиг расцвета сил в возрасте восемнадцати лет. К тому времени он знал все подвиги Монту. Не было ему равных на поле битвы. И он постиг [искусство] управления лошадьми. Не было ему равных во всей многочисленной армии. Не было человека, который мог бы натянуть его лук. И никто не мог догнать его в беге".

Короче, настоящий атлет! Он упражнялся сразу в трех видах: гребле, стрельбе из лука и конном спорте.

"Рука его была могуча и неустанна, когда он держал рулевое весло на корме своего царского корабля с командой из двухсот человек. В конце дистанций, когда его люди проплывали половину атура [2 километра], они больше не могли плыть, они задыхались, руки их были как тряпки. А его величество, наоборот, крепко держал свое весло длиной в двадцать локтей. Царское судно причаливало, пройдя три атура без остановки. Люди смотрели и радовались".

Сетх учит Тутмоса III стрельбе из лука. Перед царем - символ богини Нейт (две стрелы на штандарте)
Сетх учит Тутмоса III стрельбе из лука. Перед царем - символ богини Нейт (две стрелы на штандарте)

Впрочем, не следует забывать, что работа рулевого значительно облегчилась с тех пор, как рулевое весло начали укладывать в выемку на корме и поддерживать короткой мачтой с развилкой, которая находилась с выемкой на одной оси по центру корабля, в отличие от судов с двумя рулевыми веслами по бортам. В эпоху Древнего царства рулевой держал в руках весло без всякой опоры и ему приходилось употреблять нечеловеческие усилия, чтобы бороться с течением или менять курс корабля. Вряд ли стоит думать, что царевич вернулся к старой системе управления. Однако и новая, со всеми ее усовершенствованиями, требовала от рулевого силы и выносливости.

Хороший лучник должен знать толк в луках.

"Он натянул триста луков, чтобы сравнить их и отличить изделие мастера от поделки невежды".

Выбрав настоящий, безупречный лук, который никто не мог натянуть, кроме него, царевич явился на стрельбище: "Он увидел, что ему поставили четыре цели из азиатской меди толщиной в пядь. Двадцать локтей отделяли одну мишень от другой.

Когда его величество фараон явился на колеснице, как могущественный Монту, он схватил свой лук, схватил сразу четыре стрелы и начал стрелять, как Монту. Первая стрела вышла с другой стороны мишени. Тогда он прицелился в другую.

Это был выстрел, какого не сделал никто, о таком не слыхивали никогда: стрела пробила медь и упала с другой стороны на землю. Такое содеять мог только царь, могучий и сильный, которого Амон создал победителем".

А в действительности царевич Ахеперура только повторил подвиг своего отца Менхеперра, который тоже пронзал своими стрелами медную пластину. Тем не менее это было большим достижением. Если бы Ахеперура, подобно Улиссу, вернулся в свой дом под видом нищего, он бы мог покарать своей могучей рукой и с помощью несравненного лука всех, кто грабил его дворец и покушался на его женщин.

Настоящий воин любил своих коней, да вообще всех лошадей, больше себя самого. Царек Немарат правил только частью Среднего Египта, но у него была своя конюшня в его столице Шмуне. Во время осады страдали все - и люди и лошади. Пиахи вошел в город победителем и прежде всего посетил конюшни. Он увидел пустые лари, увидел голодных лошадей. Он почувствовал жалость и одновременно гнев за то, что его противник в своем ослеплении довел этих благородных животных до такого состояния.

"Клянусь жизнью, любовью ко мне Ра и обновлением жизни дыханием - мерзость это для моего сердца, что лошадей моих заставили голодать, больше всякого совершенного тобою преступления при скупости [?] твоей. Я свидетельствую против тебя... Разве ты не знаешь, что тень бога надо мной и что мое счастье не погибнет из-за него? О, если бы другой дал мне его! Я не знаю, но [обвиняю] его из-за этого. Когда я был рожден, [находился] в чреве и создан в божественном яйце, было во мне семя бога. Клянусь его Ка, я ничего не делаю без него. Это он повелевает мною!" (перевод И. С. Кацнельсона)*.

* (Piankhi, 64-69, Urk., III, 21-22.)

Рамсес III не доверял даже своим военачальникам и сам следил, чтобы его кони были ухожены и готовы к бою. Он приходил в большую дворцовую конюшню с посохом в одной руке и хлыстом в другой. Его сопровождали слуги с зонтиками и опахалами и дежурные воины. Раздавался сигнал о прибытии фараона. Конюхи вскакивали, бросались по местам. Каждый хватал вожжи своей пары коней. Фараон осматривал их одного за другим*.

* (Medinet-Habu, 109-110.)

Царевич Аменхотеп в самом нежном возрасте еще не мог совершать подвигов Монту, однако уже учился укрощать свою плоть. К тому же он очень любил лошадей и гордился ими. А поскольку он их действительно любил, то знал все способы их дрессировки. Слух о его успехах в этом деле дошел до ушей его отца. Грозный Менхеперра был счастлив и горд. Он сказал своим придворным: "Пусть ему дадут самую лучшую упряжку из конюшни моего величества, которая находится в [номе Белой] Стены [т. е. Мемфиса]. И скажите ему: "Займись ими, обучи их, натренируй, сделай сильными! Я тебя заклинаю!" И тогда ободренный юный царевич с помощью Решефа и Астарты, богов той страны, откуда прибыли лошади, принялся за дело".

Он воспитал бесподобных коней, которые не знали устали, пока он держал вожжи. Они даже не потели на длинных пробегах.

Конные состязания проходили чаще всего к западу от Мемфиса, поблизости от великих пирамид. Когда на челе Аменхотепа засверкал царский урей, он сделал это место заповедным и поставил там высокую стелу из белого камня, на которой и были записаны все его подвиги. Сын Аменхотепа, Тутмос IV, решил их повторить. Он любил стрелять в цель из лука неподалеку от великого Сфинкса, любил охотиться в пустыне. Однажды он уснул между лапами чудовища, которое явилось ему во сне и повелело освободить от засыпающего его песка, обещая за это трои Геба. Царевич исполнил это повеление и не забыл рассказать потомству о своем чудесном пророческом сне*. Если бы не набожность этих молодых людей, мы бы никогда не узнали, как они готовились к выполнению своих царских обязанностей.

* (Что он и сделал па стеле, воздвигнутой между лапами большого сфинкса. Надпись см.: Erman. Sitzungsberichten pr. АК. philosophpish-historischen Classe, 1904, 428-444).)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"