предыдущая главасодержаниеследующая глава

Али Абд эр-Расул. Шейх Али и полиция

20 и 21 октября 1817 г. мудиру областного управления в городе Кена Хамеду Are и его крепко держащимся в седле спутникам понадобилось 36 часов, чтобы проскакать 75 километров от Кены до Долины царей. Хамед Ага преследовал итальянца Бельцони, о котором прошел слух, будто в Долине царей он нашел громадный золотой клад. Власти намеревались присвоить его себе. Прибыв на место происшествия, мудир смог убедиться лишь в том, что в гробнице царя Сети I нет ни унции, ни грамма золота.

В марте 1977 г. майор Шараби на вездеходе проделал путь до Эль-Курны за какую-то четверть часа. Глава луксорской полиции хотел застать врасплох Али Абд эр-Расула: один из шпиков донес, будто в доме Расула имеются незаконно добытые древности. Но, как и мудир, он ушел с почти пустыми руками.

Шараби и его жаждавшие добычи люди явились совершенно неожиданно. Они бросились к дому Али Расула, одного из наиболее уважаемых людей селения, сопровождаемые лаем и воем всей собачьей армии Эль-Курны. В соседнем здании отделения Службы древностей поднятая с постели мадам Хигази заперла на засов двери, ибо хозяин дома, Эльсайед Али Хигази, отсутствовал. Шараби со своими полицейскими застали шейха Али, его друга Мухаммеда Хусейна и еще троих мужчин во дворе, где те после жаркого дня утоляли жажду и вели самый безобидный разговор. Ночной визит полицейских не произвел особого впечатления на Али и его гостей, но их спокойствие мгновенно улетучилось, едва майор Шараби пригрозил обыскать дом, если Али по доброй воле не выложит свои древние ценности. С палкой в руках ринулся Расул на полицейских, проклиная их хриплым голосом как подлых лжецов и клеветников, которые за свои гнусные подозрения еще предстанут перед городским судом Луксора. Лишь с трудом удалось майору Шараби спастись от двухметрового Хусейна: вялый по натуре, он, ублажив себя половиной ящика пива, совершенно утратил обычное добродушие толстяка и в столь возбужденном состоянии был способен на что угодно.

Полицейские бранились, как распоясавшиеся ночные гуляки. Обе спущенные с цепи своры грызлись между собой. Только после того, как полицейские защелкали предохранителями карабинов, все вдруг успокоилось. Жителей Эль-Курны разбирал смех.

С согласия разгневанного Али был произведен обыск. Добычи не оказалось почти никакой. Тем не менее полицейские торжествовали, набрав две коробки алебастровых ваз, помеченных знаком одной из мастерских в Эль-Гинейне, сумку фигурок ушебти, изготовлявшихся членами одной семьи из Эль-Тарифа, — т. е. обычные сувениры, которые повсюду в больших количествах изготовляются для туристов. Майор Шараби придал этому налету видимость успеха, конфисковав золотые украшения, сделанные луксорским ювелиром, которые несколькими годами раньше Али приобрел для своей молодой жены за наличные деньги.

Назавтра Али Расула вызвали в полицейское управление Луксора, на улицу Локанда. По глупости своей майор Шараби заставил Али просидеть там несколько часов. Все заговорили о бесцеремонности блюстителей порядка, будто оповещенные какой-то частной радиостанцией; влиятельные друзья Али били тревогу и обращались в различные инстанции. Адвокат Эль-Рахман А. Абузеед за совершенную полицией ошибку обрушил на округ такой поток обвинений, какой мог позволить себе только очень влиятельный человек. Власти не захотели восстанавливать против себя весь город и вынуждены были тотчас освободить Али.

Обычаи Верхнего Египта напоминают корсиканские: кто здесь оставит девушку, тут же навлечет на себя месть недремлющих братьев; кто посягнет на честь уважаемого человека — для того миновали беспечные дни. Невозможно было долго выдавать промах Шараби за безобидный инцидент, связанный с контролем над продажей спиртных напитков без лицензии. Для луксорцев Шараби с момента вступления в должность был бельмом на глазу, а его выпад против Али Расула переполнил чашу терпения. Когда место Шараби занял майор Ауяд из Асуана, в Луксоре и Эль-Курне остались довольны. Ауяд, согласно принятому здесь обычаю, выказал уважение Али Расулу, посидев с ним за чашкой чая.

Как искажается видение события по мере удаления от места происшествия, доказывает сообщение из Каира от 13 марта 1977 г.: «Контрабанда мумиями! Египетский король контрабандной торговли древностями задержан! Али Абд эр-Расул, прозванный «королем», как подозревают власти, незаконно вывез из Египта множество мумий, поставляя их в европейские музеи. Самая суровая кара за подобное преступление — шесть месяцев тюрьмы» Когда я прочел это сообщение Али Расулу, он прямо впал в неистовство.

С майором Шараби я встречался в Луксоре, когда он еще не предчувствовал краха своей карьеры в этом городе. Он был полон обворожительной любезности и так пекся обо мне, что приказал агенту секретной службы Эль-Кашиену следовать за мной подобно тени. Он не знал, что мы с Эль-Кашиеном дружны уже много лет.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"