предыдущая главасодержаниеследующая глава

Культура древнего Китая

Китайская культура восходит к очень глубокой древности. Древнейшие китайские надписи дают возможность проследить процесс возникновения и первоначального развития гиероглифической письменности. Сохранившиеся литературные источники, по большей части произведения так называемой классической литературы древнего Китая, позволяют проследить процесс возникновения и развития китайской религии, философии, права и возникновение очень древних социально-политических систем. Этот процесс мы можем наблюдать на протяжении целого тысячелетия.

Китайская религия, так же как и религиозные воззрения всех народов древности, восходит к фетишизму, к древним формам культа природы, культа предков и тотемизма, тесно связанного с магией. В исторических источниках сохранилось воспоминание о том времени, когда ещё были широко распространены тотемистические представления, связанные с обоготворением природы. Так, Чжан Шоу-цзе, комментатор Сыма Цяня, пишет: «Хуан-ди был Дарем государства Медведя. Его мать однажды находилась в поле и зачала от того, что увидела большую молнию, окружившую Полярную звезду. После этого через 24 месяца она родила Хуан-ди». Можно предполагать, что Хуан-ди считался родоначальником одной из тотемных групп Медведя.

Широко был распространён в древнем Китае исконный культ природы, в особенности культ земли и гор. Этот древний культ гор в Китае был связан с рельефом самой местности и с хозяйственным бытом того времени, когда древнейшие предки китайцев кочевали от гор к рекам, проводя лето в горах, а зиму — в степи. В Китае долго существовала форма особых гаданий, связанных с землёй (геомантия). Наряду с этим древние китайцы обоготворяли солнце, луну, планеты и звёзды, реки и деревья. Как и многие другие древние народы, они обоготворяли предков, причём этот культ, тесно связанный с прочным патриархальным бытом, сохранился в своих закостеневших формах до очень позднего времени. В 1927 г. Мао Цзэ-дун писал: «Мужчины в Китае обычно находятся под властью трёх сил, представляющих целые иерархические системы, а именно: 1) государственной системы — общегосударственных, провинциальных, уездных и волостных органов власти (политическая власть); 2) родовой системы — общеродового храма предков, Храма предков ответвления рода, главы семьи (родовая власть); 3) религиозной системы, представляемой: а) подземными силами — верховным владыкой ада, духами — хранителями городов и местными духами и б) небесными силами — богами и святыми, от верховного владыки неба до всевозможных духов. Все они вместе составляют систему потусторонних сил (власть религии). Женщина же наряду со всем этим находится еще а под властью мужчины (власть мужа). Эти четыре вида власти — политическая, родовая, власть религии и власть мужа — отражают феодально-патриархальную идеологию и порядки и являются самыми страшными узами, опутывающими китайский народ, в особенности крестьянство». Древние религиозные верования просуществовали в течение всего рабовладельческого и феодального периода и пережиточно сохранились до недавнего времени.

Мраморная чаша. Период Чжоу. Москва. Государственный музей восточных культур.
Мраморная чаша. Период Чжоу. Москва. Государственный музей восточных культур.

Религиозные верования оформились в Китае уже в глубокой древности. В произведениях классической литературы сохранились указания на священные древние тексты, которые пользовались особенным почитанием верующих. Но наибольшее значение получили в Китае религиозно-философские системы, оформившиеся в VI—V вв. до н. э. и легшие в основу позднейших религий. Громадное значение имела в культурной жизни Китая религиозно-философская система Конфуция, которая основывалась на древних школах писцов и гадателей. У нас сохранились очень скудные сведения о личности Конфуция: всего лишь несколько имён, дат и указание о месте его смерти. Но то, что известно о жизни Конфуция, настолько связано с реальным бытом, что заставляет предполагать существование определённого писателя, руководившего особой довольно значительной религиозно-философской школой.

Нефритовая статуэтка, изображающая фантастического зверя. Период Хань
Нефритовая статуэтка, изображающая фантастического зверя. Период Хань

Основным принципом конфуцианства является традиция. Конфуций неоднократно указывал на то, что он не стремится ни к каким новшествам. «Я передаю, а не выдумываю», - говорит он, очевидно, выражая в этих словах основу своего Традиционализма. Конфуций, как это говорили его последователи, считал поэтому возможным только толковать древние тексты, строя на их основе особую религиозно-философскую, социально-политическую и моральную систему. Громадное значение придаётся в системе Конфуция элементам воспитания. Рабовладельческая аристократия пыталась при помощи этой религиозно-философской системы выработать в характере человека постоянное смирение, подчинение, готовность повиноваться старшим и начальникам. Конфуций считал, что воспитание играет громадную роль в жизни человека. Поэтому конфуцианская философия выдвигает тезис необходимости и полной возможности изменения характера человека. Конфуцианство основывало на этом тезисе идею неизбежности и необходимости совершенствования с классовой точки зрения каждого человека.

«По своим врождённым свойствам все люди близки друг к другу. По своим приобретённым свойствам они отличаются друг от друга». «Только самый великий учёный и самый худший идиот никогда не меняются», — говорится в конфуцианских книгах. Конфуцианство стремилось воспитать человека в полном внутреннем духовном порабощении. Каждый человек должен быть доволен своим социальным положением и не стремиться к лучшему. С точки зрения Конфуция: «Всегда сообразуясь со своим положением, мудрец не желает внешнего величия. Когда он имеет богатство и положение в обществе, то он я будет жить, как богатый и имеющий положение; когда он находится в бедности, то он и будет жить, как бедный... Когда он находится в низком положении, он не оскорбляет властей... Хотя он строг к себе, но от других он ничего не требует... Поэтому, находясь в низкой доле, он покоряется судьбе...»

В учении Конфуция откровенно высказывается классовая точка зрения китайских рабовладельцев, которая исходит из основного для них положения о необходимости подавления трудовых масс. «Тёмные люди должны повиноваться аристократам и мудрецам». «Если тёмные люди перестают повиноваться высшим и просвещённым, то в стране не будет мира». С особенной чёткостью эта мысль проводится в известной конфуцианской книге «Середина и постоянство» в следующих словах: «Неповиновение простолюдина высшему есть начало беспорядка». В той же книге «мудрец» противопоставляется толпе. Под словом «мудрец» следует понимать аристократа. Конфуций учит, что «мудрец всегда соблюдает середину и постоянство, а простыв смертные делают противное середине и постоянству. Мудрец, держащийся принципа середины и постоянства, совершает только нравственное или доброе, а простые смертные, не держащиеся этого принципа, совершают всё без разбора». Таким образом, в этой «середине и постоянстве» скрывается идея классового «равновесия», «гармонии» классовых сил, которую тщетно пытается установить аристократически мыслящий древнекитайский философ. Эта система «классовой гармонии» была тщательно разработана в конфуцианских книгах. Конфуцианская социально-политическая теория проповедовала установление особых взаимоотношений между господином и слугой, между родителями и детьми, между супругами, между старшим и младшим, между друзьями, т. е. тех взаимоотношений, которые, по преданию, существовали в период глубокой патриархальной древности. С точки зрения конфуцианства, классовое общество и рабовладельческое государство могли спокойно существовать лишь на основе постоянного сохранения этих патриархальных взаимоотношений, которые имели своей целью сохранить идеальное «равновесие» в обществе и в государстве.

Древнекитайская чаша для ритуальных возлияний. Бронза
Древнекитайская чаша для ритуальных возлияний. Бронза

Одновременно с этим в конфуцианской религиозной философии выдвигается очень древняя рабовладельческая теория, связанная с восточным деспотизмом, теория божественного происхождения и божественного значения царской власти. Царь изображается в теории Конфуция в виде божества. В некоторых местах конфуцианских книг иногда в поэтической, иногда в риторической форме проскальзывает такого рода мысль: «Если царь будет величав как небо и море, то народ будет уважать его, будет слушать речи его и будет сочувствовать делам его». В комментариях к конфуциевой летописи «Весна и осень» царь прямо называется «божеством». «Император есть Сын Неба, его физическая личность — олицетворение неба. Земля посреди (т. е. земная суша. — В. А.) имеет свой центр в Сыне Неба. Народы в их границах подчинены князьям. Сын Неба получает веления от Неба; подчинённые князья получают их от Сына Неба».

Большое распространение имела в древнем Китае и другая философская система, принадлежащая Лао-цзы, резко отличающаяся от конфуцианства своим ярко выраженным умозрительным характером. Впоследствии из этой философской системы выросла целая сложная религия, так называемый даосизм, которая просуществовала в Китае свыше 2000 лет. Само слово «даосизм» происходит от слова «дао», что означает «путь» или «основа мира». Позднейшая даосская религия окружила древний образ основателя этой религиозно-философской системы туманом древних легенд. Само имя Лао-цзы означает «престарелый мудрец». Сохранились некоторые сведения о жизни Лао-цзы, но они в значительной степени окутаны множеством сказаний. Так, впоследствии рассказывали о том, что, странствуя в колеснице, запряжённой чёрным быком, Лао-цзы в одно из странствий «оплодотворил спящую мать Шакья-Муни, отчего и родился Будда в год создания Дао-дэ-цзина (древнейшее произведение даосской философии, которое приписывается caмому Лао-цзы. — В. А.)». Далее в этой же легенде рассказывается, что Лао-цзы посетил Индию и Тибет. Его считали всевидящим, говорили о нём, что он приобрёл всеведение подвигом молчания, уединения и созерцания.

Философская система Лао-цзы в некоторых отношениях прогрессивнее конфуцианства. Некоторые исследователи находят даже возможным утверждать, что в учении Лао-цзы имеются элементы наивного материализма и стихийной диалектики. В понятии «дао» можно видеть наивно-материалистическое представление о материальной основе мира. Так, Лао-цзы говорил: «Великое дао растекается повсюду. Оно может быть направо и налево. Благодаря ему рождаются все существа, которые не останавливаются (в своём изменении)». Элементы стихийной диалектики, близкой к диалектике древнегреческого философа Гераклита Эфесского, можно усмотреть в целом ряде высказываний Лао-цзы, как например, в следующих его словах: «То, что сжимают, — расширяется. То, что ослабляют, — укрепляется. То, что уничтожают, — расцветает. Кто хочет отнять что-нибудь у другого, непременно потеряет своё. Всё это называется трудно постижимым. Мягкое преодолевает твёрдое, слабые побеждают сильных».

Философское учение Лао-цзы отразило сложные классовые взаимоотношения, существовавшие в Китае в конце VI и в начале V в. до н. э. Облечённое в форму метких и остроумных изречений, которые в своей совокупности образуют книгу Дао-дэ-цзин, это учение в некоторой степени носит эклектический характер. Весьма возможно, что его популярность объясняется не только оригинальностью и новизной проводимых в нём философских идей, но также и тем, что в нём отразились интересы, мысли и чаяния различных слоев общества. Аристократы, стремившиеся к восстановлению единого и прочного государства, мечтали об идеальном «единстве». Поэтому в Дао-дэ-цзин говорится: «Благодаря единству знать и государи становятся образцом в мире. Вот что создаёт единство». С другой стороны, в том же самом социально-философском трактате, который, возможно, подвергался редакционной переработке, можно найти резкие обличения богачей, накапливающих огромные богатства и жестоко эксплуатирующих свободных общинников, бедняков, а также рабов. «Если зал наполнен золотом и яшмой, то никто не в силах его охранять. Если богатые и знатные горды, то этим они сами на себя навлекают несчастье». Ещё более резко выступает Лао-цзы против классового правительства, угнетающего народ: «Народ голодает потому, что слишком велики поборы и налоги». Особенно резко выступает Лао-цзы против войны, которая приносит людям одни лишь несчастья: «Хорошее войско — средство (порождающее) несчастье, его ненавидят все существа... Прославлять себя победой — это значит радоваться убийству людей. Тот, кто радуется убийству людей, не может завоевать сочувствия в стране... Если убивают многих людей, то об этом следует горько плакать. Победу надо отмечать похоронной процессией».

В этих словах, как и во многих других высказываниях Лао-цзы, ясно звучит психология ухода и отказа от борьбы, отвращение к войне. В связи с этим стоят несомненно реакционные мысли о необходимости возвращения к старинному патриархальному быту и о сохранении культурной отсталости народа. Так, Лао-цзы говорил: «В древности умевший служить дао не просвещал народа, а делал его глупым. Трудно управлять народом, когда у него много знаний. Поэтому управление страной при помощи знаний — враг страны, а без их применения — счастье страны».

Наибольший интерес представляет собой более прогрессивная, но всё же соответственно развитию научных знаний того времени примитивная, стихийно-материалистическая философия, которая появляется в Китае в I в. н. э. Среди представителей этой наивно-материалистической философии следует отметить Ван Чуна, который утверждал, что «небо есть тело, подобно земле», выступая, таким образом, против традиционной религиозной философии и указывая на то, что «среди существ, несущих в своих венах кровь, нет таких, которые не умирали бы». Эта философия получила своё дальнейшее развитие в трудах философов III—V вв., которые указывали на смертность духа. Однако эта наивно-материалистическая философия не могла получить широкого развития и распространения в древнем Китае благодаря тому, что классовая рабовладельческая идеология, тесно связанная с древней религией, господствовала в стране. На медленное развитие древнейшей китайской культуры указывает факт существования в течение тысячелетий очень древней и сложной системы китайской гиероглифической письменности, той пресловутой китайской грамоты, которая превращала «древнюю мудрость» в монополию жрецов и аристократов, ставшую традицией, связанной с патриархальным бытом. Конфуцианство и даосская религия наложили свой тяжёлый отпечаток на китайскую культуру и сохранили неизменными многие формы древней культуры в течение не только веков, но и тысячелетий.

Древнекитайский ритуальный сосуд. Бронза
Древнекитайский ритуальный сосуд. Бронза

Однако потребности повседневной жизни вызвали появление уже в глубокой древности зачатков целого ряда наук. Довольно значительного развития достигла математика, в частности геометрия. Известны были свойства прямоугольного треугольника и решена задача равенства квадрата гипотенузы сумме квадратов катетов. Необходимость счёта времени и составления календаря явилась причиной возникновения древнейших форм астрономии. Начало астрономических наблюдений восходит к периоду Шан-Инь. Китайские астрономы умели наблюдать движение небесных светил и даже вычислять и предсказывать солнечные и лунные затмения, а также появление комет. Китайские астрономы распределили созвездия, расположенные вокруг Полярной звезды, по «лунным домам» и установили таким образом карту звёздного неба. Исходя из положений этих созвездий по отношению к солнцу и к полюсу, пользуясь при этом водяными часами, китайские астрономы вычисляли время.

Астрономические наблюдения дали возможность построить особую систему календаря, которая сохранялась в неизменном виде в течение очень долгого времени. Основой этого лунного календаря было лунное летоисчисление, которое велось по циклам, состоявшим из 60 лет.

Расширение Китайского государства и необходимость административного деления страны вызвало раннее появление и развитие географии. Уже в период Чжоу чиновники составляли отчёты о состоянии отдельных областей, главным образом с точки зрения доходности земель и взимания налогов. Один из этих отчётов вошёл в качестве главы в книгу Шу-цзин. В этой главе, составленной около VIII в. до н. э., даётся географическое описание Китайского государства, разделённого на девять областей. Здесь описываются горы, реки, земли, а также налоги каждой области. Аналогичное, несколько более позднее географическое описание Китая сохранилось в книге Чжоу-ли.

Широкое развитие земледелия привело к довольно древнему накоплению и даже некоторой систематизации агрономических наблюдений и знаний, которые в ханьский период оформились в виде древнейших агрономических трактатов. В этих трактатах сохранились древнейшие китайские теории земледелия, многопольного хозяйства, системы грядковых культур, чередования посевов, применения удобрений и т. д.

Культура древнего Китая оказала большое влияние на культурное развитие многочисленных соседних народов, населявших в древности обширные территории Монголии, Маньчжурии, Тибета, Индо-Китая, Кореи и особенно Японии.

* * *

Древневосточные Деспотии лишь с внешней стороны производили впечатление могущественных и прочных государств. На самом Деле внутренне они были весьма непрочными государственными образованиями. Египетским, ассирийским, персидским царям постоянно приходилось при помощи оружия восстанавливать единство государства, распадавшегося на свои составные части после смерти того или иного завоевателя. Причины этой непрочности древневосточных рабовладельческих деспотий коренятся в их племенной и социальной структуре. Большие разноплемённые рабовладельческие государства древнего Востока не были и не могли быть национальными государствами. Возникшие на основе крупных завоеваний, они не могли быть прочными политическими образованиями, потому что они не имели прочных внутренних экономических скреп. Древневосточные государства раздирались внутренними противоречиями: против завоевателей восставали покорённые народы, между рабовладельцами, с одной стороны, рабами и разорёнными общинниками — с другой, шла непрерывная классовая борьба. Государства древнего Востока были внутренне непрочными и часто распадались при ударах извне. И. В. Сталин указывает: «великие государства Кира или Александра не могли быть названы нациями, хотя и образовались они исторически, образовались из разных племён и рас. Это были не нации, а случайные и мало связанные конгломераты групп, распадавшиеся и объединявшиеся в зависимости от успехов или поражений того или иного завоевателя». Эти огромные рабовладельческие империи быстро рушились одна за другой, так как они «не имели своей экономической базы и представляли временные и непрочные военно-административные объединения. Эти империи не только не имели, но и не могли иметь единого для империи и понятного для всех членов империи языка. Они представляли конгломерат племён и народностей, живших своей жизнью и имевших свои языки».

Лао-цзы посещает Конфуция. Древнекитайский рельеф
Лао-цзы посещает Конфуция. Древнекитайский рельеф

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"