предыдущая главасодержаниеследующая глава

Источнкики

При изучении древнейших судеб китайского народа современный историк уже может опираться не только на позднейшую и поэтому в некоторой степени изменённую историческую традицию, но также и на древние документы и памятники материальной культуры. Археологические материалы проливают некоторый свет на уровень развития экономики и техники в древнем Китае, однако ещё не дают возможности в полной мере охарактеризовать древнейший период китайской истории. Значительно большую ценность для историка представляют древнейшие документы, в частности надписи, сохранившиеся на так называемых гадательных костях и черепашьих щитах, которые относятся ко второму тысячелетию до н. э. Эти краткие надписи, содержащие вопросы, обращённые к оракулу, позволяют в известной степени обрисовать хозяйственный, общественный и государственный строй древнего Китая в период существования государства Шан-Инь (XVIII—XII вв. до н. э.). К концу этого периода, а также ко времени существования царства Чжоу (XII—VIII вв. до н. э.) относятся надписи на бронзовых ритуальных сосудах. Среди этих надписей встречаются дарственные грамоты. Большую ценность представляют надписи на каменных барабанах, относящиеся к периоду династии Цинь (III в. до н. э.). Наконец, большой культурно-исторический материал содержат рельефные изображения, сохранившиеся в провинции Шаньдун и относящиеся ко времени династий Хань (III в. до н. э. — III в. н. э.).

Историческая традиция древнего Китая нашла своё отражение в сохранившихся произведениях древнейшей классической литературы, в состав которой входят исторические, религиозно-философские и художественные литературные произведения. Однако необходимо иметь в виду, что этот свод классической литературы древнего Китая подвергся в V—III вв. до н. э. довольно значительной редакционной обработке. Некоторые классические книги были заново переработаны под влиянием господствовавших в то время социально-политических и религиозно-философских теорий, и поэтому их текст был в сильной степени искажён. Так, например, когда подвергалась редакционной обработке книга «Чунь-цю» («Весна и осень» — хроника царства Лу), то в ней не было указано, что четыре лусских правителя были убиты, один был изгнан своими подданными, а другой был убит неприятелем. Таким образом, только немногие главы, а иногда только отдельные отрывки из древнейших произведений китайской классической литературы действительно восходят к глубокой древности. Все же остальные, более поздние части, подвергшиеся впоследствии редакционной переработке, нуждаются в строго критической проверке. Историк должен подходить к ним с большой осторожностью.

Много обломков глубокой старины сохранилось в знаменитой «Книге песен» («Ши-цзин»), составленной в результате длительного собирания народных песен в различных областях Китая. В этих народных песнях отразилась подлинная жизнь китайского народа на заре его исторического существования. Здесь запечатлены различные народные обычаи и обряды, например свадебные, иногда быт в широком смысле этого слова. Особенный интерес представляют трудовые песни, в которых звучат ноты народного гнева, свидетельствующие о широких народных движениях и восстаниях. Простота стиля и строгость художественной формы, поэтические образы, заимствованные из природы и трудового быта народа, свидетельствуют о том, что эти песни являются произведениями народного художественного творчества. В некоторых песнях мифологические мотивы переплетаются с воспоминаниями о древних исторических событиях, которые прочно сохранились в памяти народа. Однако наряду с подлинно народными песнями в этом поэтическом сборнике древнего Китая сохранились и произведения аристократаческого литературного творчества, в которых придворные поэты восхваляют героев, князей и царей, описывают военные походы или сокрушаются о бедственном положении страны. Эти торжественные оды, относящиеся уже к более позднему времени существования рабовладельческого государства, ярко характеризуют мировоззрение правящего класса — рабовладельческой аристократии. Наконец, в книгу «Ши-цзин» входят также священные песнопения, в которых воспевались подвиги обожествлённых предков. Эти древние гимны, которые пелись при жертвоприношениях, имели чисто ритуальный характер. Они дают представление о древнейшей религии китайского народа и поэтому представляют значительную ценность для историка. Древнейшие части «Книги песен» восходят к XII—VII вв. до н. э. Весь сборник в целом сложился, очевидно, в VII—VI вв. до н. э., но известная нам форма образовалась лишь около III в. до н. э. Однако позднейшая редакционная обработка мало коснулась основного текста сборника, что делает эту книгу важнейшим источником древнекитайской истории.

Древнейшие китайские надписи на гадательных костях. Период Шан-Инь
Древнейшие китайские надписи на гадательных костях. Период Шан-Инь

Среди исторических книг, входящих в состав классической литературы древнего Китая, следует отметить «Книгу документов» или иначе «Книгу истории» (Шу-цзин), в которую входят речи, наставления и предписания, принадлежавшие, по преданию, древним царям или их советникам. В этой книге можно найти интересные данные, касающиеся топографии и системы управления страной. Однако «Книга документов» подверглась значительной конфуцианской переработке, в результате которой она превратилась в сборник поучений, сильно пропитанный религиозной и политико-воспитательной тенденцией. Этот сборник при его использовании в качестве исторического источника требует строго критического подхода.

Некоторое количество конкретных фактических данных можно найти в других исторических трудах, относящихся к древнейшим периодам китайской истории, в частности в летописях. Самому Конфуцию приписывается книга, носящая название «Чунь-цю» («Весна и осень» — хроника царства Лу, по преданию, родины Конфуция). Эта книга содержит краткий хронологический обзор важнейших событий, происшедших в царстве Лу в VIII—V вв. до н. э. Значительно больший интерес для историка, чем сама хроника «Весна и осень», представляет добавленный к ней позднее комментарий («Цзо-чжуань»), который может считаться в китайской литературе первым полным обзором древнекитайской истории. Далее следует отметить так называемые «Бамбуковые анналы», которые, очевидно, являются царской или княжеской летописью, составленной в ХII—VIII вв. до н. э. В этой летописи сохранилась дата солнечного затмения — 776 г. до н. э., перечень царей династии Шан-Инь и ряд других ценных исторических сведений. Лаконичный стиль и отсутствие тенденциозных нравоучений указывают на то, что эта хроника древнего Китая, в которой содержится лишь краткий и сухой перечень важнейших исторических фактов, подверглась сравнительно небольшой редакционной переработке в позднейшие времена.

Большое значение для изучения истории древнего Китая имеют «Исторические записки» Сыма Цяня, одного из древнейших и наиболее известных историков древнего Китая, жившего во II—I вв. до н. э. Этот большой исторический труд охватывает период от мифической древности вплоть до конца II в. до н. э. Он даёт материал главным образом для политической и культурной истории древнего Китая, а также для восстановления хронологии. Впервые дав всеохватывающий обзор древнекитайской истории, в который органически введены данные источников, Сыма Цянь своим большим и ценным историческим трудом, не лишённым некоторой политической и морализирующей тенденции, оказал сильное влияние на всё дальнейшее развитие китайской историографии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"