предыдущая главасодержаниеследующая глава

Источники и историография

Основными источниками знаний об Урарту являются клинописные тексты, найденные на территории Закавказья и в соседних странах. Хотя до сих пор известно лишь около 350 урартских надписей, всё же они дают существенный материал, особенно для политической истории урартов. Наиболее крупными и особенно важными среди этих надписей являются хорхорская надпись Аргишти I и большая надпись Сардури II. Обе надписи являются своего рода летописями. В хорхорской надписи описываются политические события, главным образом военные походы царя Аргишти, упорно боровшегося с Ассирией и рядом соседних народов. В большой надписи Сардури II, открытой экспедицией Русского археологического общества в Ван, в 265 строках повествуется о тех войнах, которые этот урартский царь и завоеватель вёл в течение 8 лет. Надпись Сардури II представляет особенно большой исторический интерес, так как она относится ко времени расцвета Урартского государства - к VIII в. до н. э., когда оно стало брать верх над своим постоянным соперником - Ассирией. В урартских надписях говорится и о походах урартов в некоторые области Закавказья и в другие соседние страны.

В других, более кратких надписях описывается строительство крупных сооружений государственного значения — крепостей, храмов, дворцов и каналов. Некоторые надписи содержат интересные сведения для изучения религии урартов. Так, например, в одной надписи, сохранившейся в нише скалы около Вана («Дверь Мхера») и относящейся к IX в. до н. э., содержится перечень урартских божеств и приносившихся им жертв. К сожалению, иных надписей, в частности юридических, бытовых, хозяйственных и литературных текстов, не сохранилось, за исключением лишь нескольких недавно найденных в Кармир-Блуре урартских надписей на шлеме и бронзовых сосудах, а также надписей на нескольких фрагментах глиняных табличек из Топрах-Кале и из Кармир-Блура, которые содержат отдельные счётные записи.

Ряд урартских надписей хранится в советских музеях (в Тбилиси и в Ереване). Некоторые из этих надписей были найдены на территории Советского Союза.

Большое значение для изучения политической истории Урарту имеют ассирийские надписи. Они дают некоторое представление о древнейшей истории урартов с XIII до IX в. до н. э. Например, надписи Салманасара III проливают свет на историю возникновения Урартского царства. Особенную ценность для изучения истории Урарту представляют надписи ассирийского царя Саргона II, в которых описываются его урартские походы, в частности крупный поход 714 г. Сложные взаимоотношения, существовавшие между Ассирией и Урарту в VIII—VII вв. до н. э., нашли своё отражение в целом ряде ассирийских надписей, в частности в переписке ассирийских царей со своими чиновниками. Несомненно, большое количество ценных данных, касающихся истории Урарту, могли бы дать хеттские надписи. Однако эти надписи ещё очень мало изучены под этим углом зрения.

Памятники материальной культуры дают возможность изучать уровень развития техники, некоторые стороны хозяйственной жизни, быт и искусство урартов. Хотя настоящие раскопки производились лишь в центре древнего государства, в Ване, а также в северной части страны (раскопки Б. Б. Пиотровского в Кармир-Блуре, около Еревана), всё же обнаруженные и сохранившиеся памятники материальной культуры представляют большой исторический интерес. Среди них следует отметить орудия труда (сошники, топоры, вилы, ножи, жернова), оружие - (мечи, наконечники стрел, щиты, шлемы), керамику, произведения художественного ремесла и искусства (скульптура, бронзовые статуэтки и сосуды), наконец, предметы религиозного культа. Памятники материальной культуры древних урартов дают яркое представление об уровне развития техники, в частности металлургического производства. Разнообразные предметы быта, найденные во время раскопок на территории Кавказа в целом, дают возможность детально изучить экономику, технику и материальную культуру древнейших народов Кавказа в третьем — первом тысячелетиях до н. э. и установить их взаимоотношения с племенами Урарту и соседних стран. Некоторый, порой ценный, материал дает изучение обычного права, быта и фольклора народов современного Кавказа. Нартский эпос, древнеармянская эпическая поэма «Давид Сасунский», разнообразные легенды, предания, сказки и песни кавказских народов сохранили много пережитков далёкой старины, возможно, восходящих к урартской эпохе. Такие же отголоски далёкого прошлого сохранились и в знаменитом историческом труде древнеармянского писателя Моисея Хоренского.

Бронзовый шлем царя Аргишти. Найден в Кармир-Блуре
Бронзовый шлем царя Аргишти. Найден в Кармир-Блуре

Уже в начале XIX в. путешественники и археологи стали проявлять интерес к изучению археологических памятников Армении. В 1828—1829 гг. Шульц обследовал Ванский район, описал некоторые памятники древности и скопировал ряд клинообразных надписей. Первая попытка прочесть ванские надписи была сделана в 1848 г. Хинксом. Однако эта попытка не дала ощутительных результатов. Более серьёзное значение имели работы Сэйса, который в 1882 г. дал первую сводку ванских надписей, снабжённую посильным переводом. Приблизительно в эти же годы Рассам производил раскопки в Топрах-Кале, около Вана, не давшие особенно значительных результатов. В самом конце XIX в. Леманн-Гаупт и Бельк собрали в Армении большое количество урартских надписей. На основании этих документов Леманн-Гаупт посвятил ряд работ истории и культуре Урарту. В этих трудах он отметил высокое развитие металлургии, значение мегалитической архитектуры и связь урартов с картвельскими народами Закавказья. Однако его характеристика социально-экономических отношений и формы государства Урарту, которую он называет теократической, не выдерживает серьёзной научной критики. Буржуазные историки в своих общих и специальных работах обычно уделяли мало внимания истории Урарту. Считая, что урарты явились с запада в результате большого переселения народов и что урартская культура находилась под влиянием хеттской и ассирийской, они нередко указывали на то, что «культурно отсталый и разбойничий» народ урартов лишь «мешал» ассирийским царям в организации их мощного государства и потому подвергался с их стороны «репрессиям». Эти тенденциозные взгляды реакционных историков антиисторичны. Урарты были исконным народом Закавказья, который со времён глубокой древности создал свою самобытную культуру и впоследствии своё государство. В течение ряда веков урарты вели упорную борьбу за свою независимость, защищая свою страну от нашествий ассирийских завоевателей.

Большой вклад в дело изучения истории Урарту сделали русские и советские учёные — археологи, лингвисты и историки. Ещё во второй половине XIX в. К. П. Патканов посвятил специальную работу клинообразным урартским надписям, найденным на территории России. А. С. Уваров и А. А. Ивановский произвели ряд разведок, раскопок и обследований в Закавказье, которые вызвали живой интерес к ещё мало изученной ванской культуре. Крупнейший русский археолог своего времени М. В. Никольский произвёл на месте специальное обследование археологических и эпиграфических памятников Закавказья и издал в специальном труде сводку урартских надписей, найденных в Закавказье. Этот труд М. В. Никольского имел в своё время большое научное значение, ибо он заложил основы русского урартоведения. Среди армянских специалистов, собиравших и издававших клинообразные надписи, следует отметить Месропа Смбатянца. Начиная с 1916 г. русские археологи произвели ряд крупных археологических работ в Закавказье. И. А. Орбели раскопал в одной из ниш Ванской скалы ценнейшую надпись с текстом летописи Сардури II, а Н. Я. Марр произвёл раскопки в Топрах-Кале. Впоследствии советские археологи обследовали циклопические крепостные сооружения Закавказья. За последние годы особенный интерес представляли раскопки древней крепости и города Тейшебаини на месте Кармир-Блура, производившиеся в 1939—1951 гг. около Еревана Б. Б. Пиотровским, В 1947—1950 гг. был обследован и частично раскопан холм Арин-берд около Еревана, где в развалинах урартской крепости были обнаружены остатки стенной росписи и две клинообразные надписи с именами урартских царей Аргишти I и Сардури II (VIII в. до н. э.). Крупнейшим достижением советских учёных является установление тесной связи между историей, культурой и языком урартов и древнейших народов Кавказа. Некоторый свет на эти сложные проблемы пролили раскопки, произведённые Б. А. Куфтиным на Кавказе, главным образом в Грузии, в частности в Триалети, а также раскопки Самтаврского могильника (А. Каландадзе).

Советские учёные подвергли разностороннему изучению историю, культуру и язык урартов. Б. Б. Пиотровский в своих трудах описал материальную культуру и политическую историю Урарту, в частности взаимоотношения Урарту с Ассирией, а также касался соответствующих вопросов этногенеза. Г. А. Капанцян посвятил целый ряд ценных трудов изучению истории и культуры Урарту, в частности проблеме взаимоотношений Урарту и древней Армении. Г. В. Церетели принадлежит тщательное издание урартских надписей, хранящихся в Государственном Музее Грузии (Тбилиси). Ряд интересных материалов опубликовал в своих статьях Г. А. Меликишвили.

Изучению урартского языка и переводам урартских надписей были посвящены многочисленные работы Н. Я. Марра и И. И. Мещанинова. Однако грубейшие методологические ошибки в области языкознания, допущенные Н. Я. Марром и его последователями, глубоко вскрытые в гениальном труде И. В.Сталина «Марксизм и вопросы языкознания», в значительной степени обесценили эти работы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"