предыдущая главасодержаниеследующая глава

Экономика и общественный строй

Естественные условия восточной части Малой Азии в значительной мере способствовали развитию скотоводства как преобладающей формы хозяйственной жизни местных племён. Ещё Страбон отметил, что области Малой Азии, «лишённые растительности, служат пастбищами» для большого количества грубошёрстных овец, которые являются основным богатством страны. Хеттские документы также указывают на крупное значение скотоводства, широко распространённого в хеттских странах. Так, в хеттских законах XIV в. до н. э. имеется 35 Статей, регулирующих права собственности на скот. Законодатель был в первую очередь озабочен тем, чтобы охранить интересы крупных владельцев стад. Очевидно, стада в эту эпоху были одной из важнейших форм богатства. Например, за кражу крупного рогатого скота, лошади или барана полагалось 15-кратное возмещение стоимости украденного. Если вор упускал краденую скотину, а собственник её находил, то вор, согласно закону, должен был уплатить семикратную стоимость украденного. Присвоение бежавшего скота приравнивалось к воровству. Повреждение домашнего животного влекло за собой возмещение скотины или уплату штрафа от 2 до 6 шекелей серебра (16,8—50,4 г).

Особенное значение для хеттов имело коневодство. Лошади упоминаются в одной из древнейших хеттских надписей, в надписи царя Анитты. В горных районах, богатых лесом, эксплуатация лесных массивов имела некоторое хозяйственное значение. Специальные статьи закона имели своей целью законодательную охрану лесов. В случае самовольной порубки леса или кражи деревьев виновный должен был уплачивать денежный штраф. Если кража достигала крупных размеров, приговор произносил сам царь.

С течением времени наряду со скотоводством стало развиваться земледелие. Отсутствие крупных речных долин и недостаток речной воды не позволяли населению организовать здесь в большом масштабе такую систему искусственного орошения, какая процветала в аллювиальных долинах Нила, Тигра и Евфрата. Всё же документы позволяют говорить о существовании в древней Малой Азии искусственного орошения, которое в данных условиях имело лишь весьма ограниченное значение. Так, в одной статье хеттских законов запрещается отводить воду канала. Виновный в присвоении воды — общинной собственности — уплачивал штраф.

Техника изготовления земледельческих орудий стояла на сравнительно низком уровне. В течение длительного времени некоторые из этих орудий делали пережиточно из камня, хотя металлургия достигла уже значительного развития. Так, например, в Богаз-кёе были найдены зернотёрки, сделанные из камня (базальта и гранита). Однако наряду с каменными применяются и более усовершенствованные бронзовые орудия, например, бронзовые серпы.

Наряду с зерновыми культурами некоторое значение имели огородничество и плодоводство. Документы указывают не только на наличие плодовых насаждений, но также и на законодательную охрану интересов владельцев этих насаждений. Виновный в поджоге огорода или виноградника отвечал по закону и должен был за ущерб, причинённый собственнику, уплачивать довольно высокий штраф, например, как гласит статья закона, «за одно дерево уплатить 6 шекелей серебра, а также вновь восстановить посадки. Тогда он свободен от своей вины». Эти сады и виноградники, вероятно, принадлежали частным собственникам. Во всяком случае законодатель отличает огороженный плодовый сад от неогороженного.

Изображение хеттского царя в молитвенной позе перед богом плодородия. Рельеф на скале близ Ивриза. VIII в. до н. э.
Изображение хеттского царя в молитвенной позе перед богом плодородия. Рельеф на скале близ Ивриза. VIII в. до н. э.

Горы, окружавшие степи, содержали в своих недрах большое количество металла, в частности серебра. Именно поэтому горы Тавра назывались «горами серебра». Самое слово «хатти», по мнению некоторых исследователей, происходит от слова, обозначавшего «серебро». Наряду с серебром хетты имели возможность в близлежащих районах добывать медь и железо. В надписи хеттского царя Анитты, относящейся к XIX в. до н. э., упоминаются предметы, сделанные из железа и принесённые в виде дани правителем города Пурушханда. В середине второго тысячелетия до н. э. хеттские цари вывозили железо даже в такие далёкие страны, как Египет. Раскопки в Кар-хемыше свидетельствуют о широком распространении железа (с XII в. до н. э.) в Северной Сирии и в Северо-Восточной Месопотамии. Помимо металла население имело в своём распоряжении камень и дерево. Ещё в древности горы Амана носили название «кедрового леса». Таким образом, в хеттской стране имелись все виды ремесленного сырья, среди которых первенствующее место занимала металлическая руда. Это обстоятельство в значительной степени способствовало развитию металлургии, в частности изготовлению бронзового и железного оружия. На развитие ремесленного производства указывает в хеттских законах упоминание плугов и оружия, сделанных из меди, бронзы и железа. В законах упоминаются также ремесленники: горшечники, кузнецы, столяры, сапожники, портные, ткачи и суконщики, что указывает на значительную диференциацию ремесла.

Развитие земледелия и ремёсел привело к раннему развитию торговли. Это видно из ряда документов, найденных в Кюль-тепе (в Каппадокии). Эти деловые документы помогают воссоздать социально-экономический строй ассирийских торговых колоний, построенных в хеттской стране в конце третьего тысячелетия до н. э. Все документы написаны на семитском языке, слегка изменённом местными влияниями. Судя по этим документам, ассирийские купцы в течение длительного времени проникали в Каппадокию и строили здесь свои торговые фактории. В документах Ашшур, древняя столица Ассирии, называется просто «городом». Очевидно, колонисты и купцы, обосновавшиеся в хеттских странах, происходили из Ашшура.

Торговые колонии, построенные ассирийскими торговцами в районе реки Галиса, в самой гуще хеттского населения Малой Азии, обладали некоторой самостоятельностью. Во главе каждой колонии, обычно называвшейся «порт», находилось городское управление, так называемый «дом города». Вся хозяйственная жизнь колонии сосредоточивалась в казначействе, носившем название «дом порта». Наиболее крупной, главной ассирийской колонией был город Ганиш. Однако эти ассирийские колонии сохраняли и некоторые связи с Ассирией. Каппадокийские надписи проливают свет и на организацию туземного хеттского населения. Во главе хеттских племён стоят князья, которые носят типичные малоазийские имена. Эти местные хеттские князья пользуются особыми правами при торговле металлами. В надписях упоминаются их чиновники и дворцы, что уже указывает на процесс постепенного превращения этих родоплеменных союзов в древнейшие государства. Каппадокийские документы позволяют также в некоторой степени восстановить довольно развитые формы экономики того времени. Многочисленные письма содержат самые разнообразные распоряжения, жалобы, извинения, сообщения о прибытии отдельных лиц, об отсутствии ожидаемых послов, жалобы на власти, запросы об их решениях, сообщения об отправке денег, о получении или о требовании их. Особый интерес представляют контракты, проливающие свет на торговый обмен, находившийся главным образом в руках ассирийских торговых агентов (дамкаров), которые в свою очередь пользовались специальными субагентами для перевозки денег и товаров. Вся крупная торговля и ростовщичество находились в руках богатых ассирийских купцов. В одном письме упоминается имя крупного торговца домами Бушукина, для которого его агенты скупали дома. Они информируют этого крупного торговца о покупке домов и просят его возместить им сделанные расходы. «Шалим-ашир и Сухуга, — пишут они, — который происходит из нашего города, на 16 мин серебром домов накупили для тебя. И они написали тебе: деньги в качестве процентов мы получили для тебя... десять мин в качестве стоимости дома Шалим-ахим посылает...»

На довольно значительное ассирийское влияние, проникшее благодаря ассирийской торговле и колонизации в страну хеттов, указывают календарная система, способ датировки и религиозные верования, проникшие из Месопотамии в Каппадокию. Одновременно с ассирийскими торговцами в хеттские страны проникали также и вавилонские купцы. На довольно сильное культурное влияние Вавилона указывает целый ряд фактов. Вавилонская денежная система, основанная на шестидесятиричной системе счисления, проникла в Малую Азию уже в глубокой древности. Многие вавилонские ритуальные тексты, мифы и легенды были переведены на хеттский язык. Среди многих хеттских надписей были обнаружены лексические справочники и словари вавилонского типа. В течение долгого времени, вплоть до эпохи расцвета Хеттского государства, хеттские цари заключали договоры с соседними странами на вавилонском языке. Только в XIV в. до н. э. хеттский язык стал окончательно вытеснять вавилонский.

Довольно значительная торговля, не только связывавшая между собой ряд отдельных хеттских областей, но и вводившая хеттские племена в широкий круг экономических связей, соединявших воедино весь древневосточный мир, нашла своё отражение в хеттских законах. Эти законы устанавливали особые твёрдые цены на скот, сельскохозяйственные продукты, ткани и кожу. Наряду с этим законы устанавливали также и сравнительную стоимость металлов, приравнивая 240 весовых единиц меди к одной единице серебра (4 мины меди = 1 шекелю серебра).

Хеттские племена, так же как и другие племена древнего Востока, вступают на арену мировой истории в эпоху перехода от родового строя к рабовладению, когда в недрах складывающегося рабовладельческого общества ещё прочно существует сельская община и сохранились пережитки родового строя. Пережитки родового строя сохранились здесь, на далёкой окраине Передней Азии, довольно прочно. Так, в одном документе говорится о наказании, которое налагается на виновного «господином крови». Наказание это налагается за убийство. «И дело крови совершается так: кто совершит кровавый поступок, с ним следует сделать то, что скажет господин крови. Если он скажет — «он должен умереть», то пусть он умрёт; если он скажет — «он должен уплатить штраф», то пусть он уплатит штраф. Царю же здесь ничего не следует делать». Некоторые исследователи полагают, что человек, названный в данной надписи «господином крови», является, очевидно, председателем судебной палаты. Но если это судья, то непонятно, почему закон запрещает царской юрисдикции вмешиваться в это дело. Скорее следует думать, что «господин крови» являлся главой рода, которому принадлежала кровь, т. е. жизнь родичей. Поэтому закон сохранял за ним право судить виновного в убийстве. В данном случае обычное право древнего родового строя сталкивается с царской юрисдикцией.

Другим пережитком глубокой старины была круговая порука, тесно связывавшая родичей, будь то в родовой общине, семейной общине или в большой патриархальной семье, наконец, даже членов сельской общины коллективной ответственностью за каждое преступление, совершённое одним из членов общины. Так, ещё в XVI в. до н. э. был издан закон, согласно которому члены «семьи», в которой занимались колдовством, должны выдать виновного. Если они этого не сделают, то и они и весь их «дом» должны быть наказаны. Представление о коллективной ответственности родичей и односельчан сохранилось и в новохеттскую эпоху, как видно из текста «Правил о присяге воинов». Согласно этому тексту боги-покровители присяги должны были покарать не только клятвопреступника, но также его жену, его детей, его дом и даже его селение (т. е. общину). Наконец, в служебных инструкциях, которыми определялась деятельность дворцовых и храмовых служащих, говорится о том, что виновные в совершении некоторых преступлений должны быть наказаны вместе со своим потомством. Однако это архаичное представление о круговой поруке и коллективной ответственности родичей и односельчан с течением времени постепенно исчезает. В хеттских законах, относящихся к XIV в. до н. э., только в двух статьях сохранились указания на остатки этого древнего обычая.

Крупное значение в социальном быту хеттских племён имела патриархальная семья. В хеттских законах встречается особый термин «цена жены», который указывает на прочно существовавший в течение веков обычай продажи девушек. Семейное право давало неограниченную власть главе патриархальной семьи — отцу и мужу, который имел право творить суд и расправу над подвластными ему членами большой патриархальной семьи. В хеттском быту сохраняются остатки самосуда, узаконенного древним обычным семейным правом. Если муж заставал жену с мужчиной, то он имел право их убить. «Наказания для него (т. е. мужа. — В. А.) нет», — гласит статья 197 хеттского судебника.

Целый ряд документов указывает на процесс возникновения и развития рабовладения в хеттских странах. Особенно способствовали росту рабовладения войны и развитие торговли, которая содействовала обогащению одних за счёт разорения других. Поэтому естественно, что рабовладение достигает особенно значительных размеров в торговых колониях, основанных ассирийскими торговцами в Каппадокии. В надписях свободные обычно противопоставляются хеттским рабам, которые, очевидно, происходили из местного хеттского населения. Хетты попадали в положение рабов благодаря широко развитой долговой кабале. Ассирийские купцы часто давали ссуды хеттским ремесленникам. Согласно тексту долговой записи, должник, не уплативший в срок долга, обращался в рабство. Согласно другим долговым документам, происходящим из района Ганиша, члены семьи должника должны были отрабатывать проценты по данной ссуде личным трудом в доме кредитора. Все эти долговые операции должны были утверждаться правителем Ганиша, который всегда стоял на страже интересов ассирийских торговцев и рабовладельцев и поэтому охотно передавал в их распоряжение несостоятельных должников и всех членов их семейств. Естественно, что местное хеттское население должно было чувствовать сильную ненависть к пришлым ассирийским торговцам, которые жестоко его эксплуатировали. Весьма возможно, что на этой почве происходили столкновения. Очевидно, теснимые местным хеттским населением, ассирийские торговцы обратились за помощью к могущественному царю Аккадского государства Саргону I. В одном сказании повествуется, как Саргон I совершил далёкий и трудный поход в хеттскую страну, для того чтобы оказать помощь ассирийским торговым колониям.

Но важнейшим источником рабства была война. Хеттские цари вели постоянные и упорные войны с целым рядом соседних племён и народов. Все эти войны носили ярко выраженный грабительский характер. Основной, целью войн был захват пленников, которых обычно обращали в рабство. В своих надписях хеттские цари с гордостью говорят о том, что в результате удачных военных походов они захватывали в побеждённой стране большое количество пленных, которых они обычно перечисляют наряду со скотом. Описывая свою победу над городом Арахати, хеттский царь Шупилулиума говорит: «Акия, царя Арахати, Аки-Тешупа, брата Такува, и их марианна-воинов, их во всей совокупности вместе с их имуществом я взял в плен и в страну хеттов я увёл». Хеттский царь Муршиль II сообщает в своих анналах: «Я напал на страну Пиггайнарешша... Захватил её внезапно с пленными, скотом и овцами. Я увёл их как добычу, а страну Пиггайнарешша я предал огню. На следующее утро я вернулся в Яхрешша и предал огню город Яхрешша. С пленными я взял добычей скот и овец».

Военнопленные, обращённые в рабство, широко использовались в хозяйственной жизни Хеттского государства. Хеттские цари следили за тем, чтобы эти пленники не убегали в соседние страны, так как это причиняло большой ущерб экономической жизни страны. Хеттский царь Муршиль II в договоре с Таргашналлом, царём страны Хапалла, требует неукоснительного возвращения всех беглых пленников. «Относительно пленников, которых я, Солнце, вывел, так как я победил страну Арзава, и которых я сделал (людьми) воинов, и относительно пленников, которых мой отец вывел, то если кто-либо из них убежит и в твою страну прибудет, будь то человек из Арзава или человек из Хатти, то если ты его не схватишь и не выдашь его мне и скроешь его, то ты этим нарушишь клятву».

Хеттские законы дают яркую картину эксплуатации рабского труда в Хеттском государстве. Законодатель всегда обращает особое внимание на то, чтобы оградить интересы рабовладельцев. В законах устанавливаются жестокие наказания, налагавшиеся на рабов за кражу и поджог: «Если раб обворовывает дом, то он должен дать за это точное вознаграждение. Вор должен уплатить шесть шекелей серебра. Рабу отрезают также нос и уши». В случае поджога раб равным образом подвергался этому тяжёлому и мучительному телесному наказанию, а затем его отдавали во власть господина. Статьи закона говорят о существовании жестоких форм эксплуатации рабов, что вызывало резкий протест с их стороны. Иногда этот протест выливался в форму восстания. Восставшие рабы жгли дома своих господ, убивали ненавистных угнетателей. Чаще всего рабы убегали от своих хозяев, о чём свидетельствует ряд статей хеттских законов. Законодатель устанавливал особое вознаграждение, которое имел право получить человек, поймавший беглого раба. Укрыватель беглого раба должен был уплатить собственнику раба высокий штраф. Защищая интересы рабовладельцев, закон разрешал хозяину раба безвозмездно возвращать своего раба, ранее похищенного у него и впоследствии им найденного. Убийство раба рассматривалось по хеттским законам лишь как нанесение материального ущерба его хозяину. Поэтому виновный в убийстве раба «должен похоронить его, а также дать двух человек (потерпевшему ущерб. — В. А.), мужчин или женщин, и тогда он искупит свою вину». Таким образом, раб рассматривался законодателем лишь как имущество своего хозяина, и закон резко отличал убийство раба от убийства свободного человека.

Труд рабов получил в Хеттском государстве довольно широкое применение. В эпоху расцвета завоевательной политики (середина второго тысячелетия до н. э.) в результате захватнических войн в стране было сосредоточено много рабов. Судя по одной статье хеттского кодекса, количество рабов, принадлежавших воину, обычно достигало 10 человек. В одной дарственной грамоте упоминается 91 «голова» рабов, которые перечисляются наряду с поголовьем скота. Обилие рабов в стране и жестокие формы рабовладельческой эксплуатации труда должны были приводить в своём результате к частым восстаниям рабов. Так, например, о большом восстании рабов, происшедшем в XVIII в. до н. э., после смерти хеттского царя Хаттушиля. I, нам известно из надписи хеттского царя Телепина, в которой говорится, что «рабы царевичей восстали, начали их дома разрушать, своих господ предавать и проливать их кровь». Автор этой надписи, несомненно, являющийся рабовладельцем, считает, что причиной этого восстания рабов были раздоры среди хеттской знати. Конечно, эти раздоры, ослабляя класс рабовладельцев, могли создать благоприятную обстановку для восстаний рабов, главной причиной которых были жестокие формы эксплуатации рабского труда. Постоянно чувствуя угрозу рабского восстания, законодатель принимал ряд крутых мер, направленных против рабов. Именно этим обстоятельством объясняется то, что хеттские законы относятся к рабам столь жестоко.

Развитие ремёсел и торговли, рост рабовладения способствовали возникновению древнейших городов, которые были экономическими, административными и культурными центрами страны. Уже в надписи царя Анитты, относящейся к XIX в. до н. э., описывается город Неша, столица Хеттского государства. Анитта с гордостью сообщает о постройке ряда храмов в этом городе и о том, что в этих храмах он поместил добычу, захваченную у врагов. Наиболее крупные из городов выросли в центрах скрещения торговых путей, играя значительную роль в торговле народов, населявших северную часть Передней Азии. Таков Кархемыш, богатый торговый город, обнесённый рядом городских стен с богато украшенными воротами, Таков древний город, раскопанный около Зенджирли, просуществовавший от середины второго тысячелетия до VII в. до н. э. Этот древний город был обнесён двойной стеной, укреплённой внешними башнями. Особенный интерес представляет собственно городская внутренняя стена, снабжённая укреплённой эспланадой. Внутри города были найдены постройки, стоявшие на каменном фундаменте. Обнаруженная здесь кирпичная кладка с довольно значительным внутренним деревянным креплением напоминает аналогичную кладку древнегреческих городов. К северу от Зенджирли, около Сакче-Гёзи, на границе Малой Азии и Северной Сирии, были найдены развалины другого города, обнесённого стенами и защищённого башнями. Не менее интересные развалины большого города были раскопаны в 1927—1931 гг. на холме Алишар в Анатолии. Это была, очевидно, сильная крепость, подвергавшаяся неоднократным перестройкам и просуществовавшая вплоть до падения Хеттского государства. Наконец, особенное значение имела столица Хеттского государства Хаттушаш, развалины которой несколько раз раскапывались около Богаз-кёя. Здесь были обнаружены остатки крепости, городской стены и ряд зданий, среди которых выделяется монументальный пилястровый зал, очевидно, относящийся к XIV в. до н. э. В развалинах этого города было найдено большое количество различных предметов: оружие, посуда, утварь, глиняные печати с надписями и большое количество клинописных табличек, изучение которых пролило яркий свет на историю и культуру хеттских племён.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"