предыдущая главасодержаниеследующая глава

Развитие рабства

Большое значение всё ещё сохраняла патриархальная семья, в которой оформлялись древнейшие виды скрытого рабства, и в связи с этим возникли древнейшие формы угнетения и господства. Хозяином в патриархальной семье всегда считался отец и муж, и ему были обязаны неограниченно повиноваться все члены семьи. Отец и муж имел права прирождённого рабовладельца над всеми членами своей семьи. Обычай многоженства ставил жену в приниженное положение.

По статье 129 кодекса Хаммурапи, муж был «господином» (бел ашшатим), т. е. полновластным владельцем своей жены, которую он приобретал, как рабыню, у своего тестя, внося ему за неё определённый выкуп. Один из крупных историков права Кошакер, посвятивший ряд специальных трудов изучению древневавилонского права, резко критикуя идеализацию древневосточной семьи реакционными историками, считает возможным указывать на то, что правовое положение замужней женщины в древнем Вавилоне «было ослабленным по сравнению с полноправными людьми, что позволяло в некоторых случаях с точки зрения права относиться к ней, как к предмету». Согласно кодексу Хаммурапи за нарушение супружеской верности жена и муж несли различные наказания. В случае неверности мужа жена могла взять своё приданое и вернуться к отцу, но в случае неверности жены её следовало «бросить в воду». В брачных контрактах указывается, что если жена откажется от своего мужа, то муж имеет право наложить на неё клеймо рабства и продать её. Женщина имела ограниченное право собственности. Вдова не могла в полной мере свободно располагать своим имуществом. Законодатель стремился всячески к тому, чтобы максимально сохранить собственность в руках одной семьи. Целый ряд статей кодекса Хаммурапи указывает на то, что вдова не имела права отчуждать своё имущество после смерти мужа, ибо это имущество считалось наследством детей, среди которых старший сын имел право на получение преимущественной доли наследства. Многочисленные документы вавилонской эпохи указывают на ряд случаев продажи детей в рабство. Судя по некоторым документам, существовала определённая стоимость такого домашнего раба. Ряд надписей красноречиво говорит о том, что отец и муж имел неограниченные права над своей семьёй и мог продать в рабство всех членов семьи. Так, в одном документе говорится о том, что некий Шамаш-Дайян продал в уплату своего долга кредитору всех членов своей семьи и принадлежавших ему рабов и рабынь. Только такой ценой он сохранил свою личную свободу. Ребёнок считался собственностью отца. По статье 14 кодекса Хаммурапи, кража малолетнего сына свободного человека каралась смертной казнью.

Таковы характерные черты того домашнего рабства, которое существовало на древнем Востоке и нашло своё отражение в документах вавилонской истории. В отличие от более поздних форм рабства это было ещё примитивное, неразвитое рабство. Противопоставляя это домашнее восточное рабство развитому рабству, существовавшему в античном мире, Энгельс писал:

«Иное дело домашнее рабство на Востоке; здесь оно не образует прямым образом основы производства, а является косвенным образом составной частью семьи, переходя в нее незаметным образом».

Другим источником рабства в эту эпоху была долговая кабала. Земледельцы нуждались в земле, в семенах и скоте, ремесленники — в сырье, а мелкие торговцы — в товарах. Беря ссуду, эти люди брали на себя обязательство уплачивать довольно значительные проценты, обычно от 20 до 33%. При зерновых ссудах обычно уплачивалось 30% годовых, а при ссудах деньгами — 20%. Кредиторами выступали как частные лица, так и храмы, которые сосредоточили в своих руках крупные богатства. Должники нередко должны были гарантировать своевременную уплату как ссуды, так и процентов особым залогом (иногда в виде недвижимости, например, дома) или поручительством третьего лица. Если ссуда, выданная под поручительство, не была возвращена в срок, то ответственность падала на поручителя, который имел право обратить в кабалу несостоятельного должника и даже захватить его семью и его имущество, как указывают некоторые документы. Всё это способствовало быстрому разорению и закабалению несостоятельных должников. Обострялись классовые противоречия между бедняками, терявшими своё последнее имущество и стоявшими на грани рабства, и богачами, которые образовывали сильный и сплочённый класс рабовладельцев. Очевидно, для того чтобы несколько смягчить вспышки классовой борьбы, Хаммурапи в своём кодексе пытается в некоторой степени оградить личность и имущество кабального должника от чрезмерных домогательств и притеснений кредитора. Так, по статье 117, если должник отдавал в долговую кабалу свою жену, своего сына или свою дочь, то кредитор имел право держать их у себя в доме и пользоваться их трудом не более 3 лет: на 4-й год он был обязан их отпустить на свободу. Таким образом, кредитор не мог удержать родственников должника в качестве кабальных на долгий срок и, очевидно, даже в том случае, когда долг не был возвращён, не мог их обратить в фактическое рабство.

Одновременно с этим законодатель защищал от произвола и жестокого обращения сына должника, взятого в залог кредитором. По статье 116 судебника Хаммурапи, если сын свободного человека, взятый в залог кредитором и, очевидно, обязанный отрабатывать долг своего отца, умрёт в доме заимодавца от побоев или дурного обращения, то следовало предать смерти сына кредитора. Таким образом, кредитор должен был понести такой же ущерб, какой он причинил своему должнику, нарушив закон.

Наконец, свод законов запрещал кредитору самовольно брать из житницы или кладовой своего должника хлеб с целью возмещения ссуды. Очевидно, законодатель, стремясь изжить древние формы самосуда и обычного права, пытался ограничить произвол богачей, часто притеснявших бесправных бедняков. Недаром статьи данного кодекса требуют составления юридических документов, фиксирующих те или иные сделки, судебного разбора самых различных казусов и даже устанавливают формы судебной процедуры. В этом сказывается прогрессивный характер законодательства Хаммурапи.

Пытаясь ограничить произвол богатых и сильных кредиторов, кодекс Хаммурапи всё же вводит статьёй 115 оговорку, которая в некотором отношении развязывает руки заимодавца, пользующегося подневольным трудом кабального должника. В этой статье говорится, что «если взятый в залог умрёт в доме взявшего в залог естественной смертью, то это дело не может повести к иску». Ведь не надо забывать того, что кодекс Хаммурапи отражал интересы рабовладельцев.

Разорение бедняков, долговая кабала и войны увеличивали количество рабов в стране. Судя по законам и деловым документам этого времени, труд рабов в Вавилонии имел широкое применение. Известно, что стоимость раба была невысокой. Она равнялась наёмной плате за вола, т. е. 168,3 г серебра. На рабов смотрели, как на вещи, их продавали, обменивали, дарили, передавали по наследству. В случае нанесения физического ущерба рабу или его убийства виновный должен был компенсировать владельца раба. Ряд статей кодекса Хаммурапи преследовал одну лишь цель — защиту интересов рабовладельцев. Закон и власти карами смертной казнью того, кто «выводил за ворота не принадлежащего ему раба» или «укрывал в доме беглого раба». Рабовладелец, у которого бежал раб, мог всегда обратиться к государственной власти с просьбой поймать и вернуть ему беглого раба. При найме раба у его хозяина наниматель должен был брать на себя материальную ответственность в случае бегства раба. То же самое происходило и при передаче раба в залог. Жестокие формы эксплуатации рабского труда часто приводили к тому, что рабы убегали от своих хозяев. На это указывает целый ряд статей вавилонского законодательства и некоторые обычаи того времени. В случае продажи раба устанавливался трёхдневный срок для определения того, не является ли продаваемый раб беглым. Особенно характерна статья 282, устанавливающая наказание для раба, который не повиновался своему господину. По этой статье строптивому рабу следовало отрезать ухо. Как видно из кодекса Хаммурапи, в Вавилоне существовал обычай клеймения рабов, причём изменение клейма строго каралось законом.

Однако в Вавилоне рабовладельческий способ производства не достиг полного развития. В течение долгого времени продолжали существовать пережиточные формы общины, а также остатки родового строя, что в значительной степени обусловливало относительно застойный характер и медленное развитие общественных отношений и государства в древней Месопотамии. Некоторые статьи кодекса Хаммурапи указывают на сохранение в Вавилоне этих древних пережитков. Так, по статье 23 в том случае, если грабитель не был схвачен, все убытки должна была возместить «местность», в которой жил грабитель. Следовательно, «местность» или, вернее, община связывала круговой порукой всех своих членов. Деловые документы этого времени указывают на то, что некоторые земли находились в семейном владении, а до этого были выделены из общинного земельного фонда.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"