назад содержание далее

Предыстория открытия гробницы

Хотя очень многие гробницы Фиванского некрополя были давным-давно полностью опустошены, чем не менее археологи, начавшие здесь работать еще в прошлом столетии, собрали обильный урожай. Так, например, была открыта углубляющаяся на сотню метров в толщу скал подземная анфилада камер, переходов и зал, образующих усыпальницу Сети I. Правда, ее ограбили еще в древности. И хотя почти каждый из ученых, который руководил раскопками в Долине царей, полагал, что им обнаружено все, что только возможно, тем не менее труды последующих экспедиций XIX в. увенчивались нередко существенными для науки 'результатами. Сколь оправданно -было мнение тех, кто считал, что возможности Долины далеко не исчерпаны, доказывает сенсационное открытие «склада» мумий фараонов в гробнице Аменхотепа II Виктором Лоре. Правда, после этого голоса «скептиков» зазвучали громче, но «оптимистов» они не отпугнули.

Таким оптимистом был американец, «медный король» Теодор Девис (1837—1915), наживший миллионное состояние. Он увлекся египтологией и по совету некоторых видных ученых добился концессии на право монопольных раскопок в Долине царей. Все обнаруженные им предметы, согласно договору, должны были остаться в Египте. При всей своей самоуверенности — а этим свойством, по воспоминаниям людей, его знавших, природа его не обделила — Девис прекрасно понимал, что руководить работой должны специалисты, которых — следует отдать ему должное — он щедро финансировал.

«Экспедиция Теодора Девиса в Долине царей» — под таким заголовком выходили в свет роскошно издаваемые им отчеты — работала с 1903 по 1912 г. Ее, последовательно сменяя друг друга, возглавляли знающие, опытные и талантливые археологи — Говард Картер, Артур Вейгалл, Эдвард Айртон, которым неизменно сопутствовал успех. В 1903 г. Г. Картер натолкнулся на гробницу Тутмоса IV. Она, правда, была не завершена, но стены двух камер покрывали фрески, изображающие различных богов. Боевая колесница, отделанная великолепными рельефа-ми, а также различные предметы погребального инвентаря, обнаруженные в ней, вполне оправдали затраченные усилия и средства. Последующие годы ознаменовались еще более значительными открытиями. Из них особенно примечательны два: расположенная в не исследованном до того участке Долины между гробницами Рамсеса III и Рамсеса XI гробница родителей царицы Тии — Иуйи и Туйи, занимавших высокие посты в клире Амона, и склеп, вернее, тайник самой царицы. В первой из них, вскрытой в феврале 1905 г., находились наилучшие из всех до того найденных предметов мебели — кресла, ложа, а также колесница, богато изукрашенная золотом. Вообще золота не жалели, и, хотя здесь побывали вездесущие грабители, множество ценных изделий и великолепных произведений прикладного искусства еще осталось на месте. Превосходно сохранились и мумии Иуйи и Туйи, хотя воры вытащили их из саркофагов и, сорвав погребальные пелены, похитили все украшения и драгоценности. Через два года после того, как А. Вейгалл нашел эту гробницу, в 1907 г. Э. Айртон откопал грубо высеченный в скале тайник — камеру, в которую после восстановления культа Амона тайно снесли останки членов семьи Эхнатона, чтобы уберечь их от мести приверженцев старой религии. Это случилось, очевидно, при Тутанхамоне или Эйе, связанных узами родства с царем-еретиком, скорее при первом из них, потому что найденные здесь печати были с его именем. Видимо, работа велась с соблюдением самых строгих мер предосторожности, потому что, судя по всему, никто не знал о тайнике и всё, даже золото, уцелело. Но многое, очень многое из обнаруженного здесь вот уже почти седьмое десятилетие заставляет ученых ломать голову над установлением истины и служит предметом спора, который они ведут на страницах своих трудов.

Надписи на сосудах, шкатулках, инструментах и других предметах говорят о том, что драгоценности принадлежали царице Тии, иногда супругу ее Аменхотепу III, ее же был и большой катафалк, на котором тело доставили в место последнего упокоения. В этом нет никакого сомнения, ибо текст на нем гласит, что сделан он для «матери царя, великой жены царя — Тии». Но кто покоился в великолепном, богато орнаментированном, позолоченном и инкрустированном антропоидном саркофаге, к сожалению сильно пострадавшем от времени и просочившейся воды. Упавший с потолка камень повредил не Только саркофаг, но и саму мумию От нее оста лись толькоразрозненные кости и обрывки кожи. Анатомы расходились в определении (и неоднократно меняли его), кому принадлежат останки — мужчине или женщине.

Колонки иероглифов, начертанных на саркофаге, содержали титулатуру Эхнатона, но имя его в картуше старательно стерли. Стерли его и на золотых пластинках, покрывавших мумию Вначале большинство анатомов склонялись к определению, что все же здесь погребли мужчину. Египтологи приняли его за Эхнатона, чье тело украдкой перевезено из Ахетатона после перенесения столицы в Фивы Но последующие исследования определил что останки должны принадлежать лицу, умершему в более молодых годах, скорее всего Сменхкара. Это предположение сейчас почти общепризнанно, хотя некоторые ученые его не разделяют. Так, советский египтолог, один из лучших знатоков Амарнской эпохи, Ю. Я. Перепелкин в своей книге «Тайна золотого гроба» ( class = "comment"Ю.Я. Перепелкин, Тайна золотого гроба, М, 1968 ) высказал остроумную, но вместе с тем не лишенную спорности мысль. В тайнике находился саркофаг впавшей в немилость одной из жен Эхнатона — Кии. В какой степени эта догадка верна, покажут дальнейшие изыскания.

Но сколь ни близки по времени и связям , с Тутанхамонам были эти открытия экспедиции Т. Девиса, их намного превзошли другие ее находки.

Зимой 1906 г. внимание Т Девиса «по таинственным причинам», как пишет он сам, привлекла большая скала. Он Попросил Э. Айртона осмотреть ее повнимательнее. И Действительно, интуиция его не обманула У самого подножия скалы, в небольшом углублении, лежал превосходный кубок из голубого фаянса с начертанным на нем тронным именем Тутанхамона — «Прекрасный бог Небхепрура, которому дана жизнь». В следующем, 1907 г, когда был найден склеп с останками Сменхкара, к северу от гробницы Хоремхеба, фараона, сменившего на престоле Эйе, — с ним нам еще придется встретиться — Гарольд Джонс, один из помощников Т Девиса, на глубине примерно 7,5 м раскопал камеру, почти доверху заполненную высохшей глиной, некогда занесенной сюда просочившейся водой В ней находился поломанный ларец, в котором лежали золотые лепестки с оттиснутыми на них именами Тутанхамона, Анхесенпа-атон и Эйе (последнее без титулов). Под слоем глины лежала алебастровая статуэтка. Через несколько дней после этого археологи натолкнулись поблизости на выдолбленное в скале углубление, в котором были запрятаны большие глиняные сосуды простой работы, содержащие всякий мусор, оставшийся, очевидно, после похорон Тутанхамона: гирлянды листьев и цветов, мешочки с порошкообразной массой, обрывки льняных бинтов, черепки и тому подобный хлам. Поверх сломанной крышки одного из этих кувшилов был намотан обрывок ткани. На нем значилось имя Тутанхамона. По совокупности всех обнаруженных предметов Т. Девис решил, что найдена разграбленная еще в древности гробница Тутанхамона. Заключение это следует признать поспешным и неосмотрительным. Камера была слишком мала, чтобы служить местом погребения фараона XVIII династии. Скорее всего, ее вырубили позднее и упрятали в нее предметы, отысканные помощниками Т. Девиса.

Что касается содержимого сосудов, то после беглого осмотра Т. Девис отправил сосуды на склад экспедиции, так как не усмотрел в них решительно ничего интересного. Только через некоторое время они привлекли внимание американского археолога, сотрудника «Метрополитен-музеума» Г. Уинлока. Ознакомившись с тем, что показалось Т. Девису бесполезным хламом, он выпросил сосуды для музея и, заполучив их, тщательно изучил все, что там находилось. А были в них вещи весьма и весьма примечательные: глиняные печати, одни — царского некрополя, другие — с именем Тутанхамона, фрагменты художественных ваз, венки, которыми украшали себя плакальщицы на похоронах (как видно на фресках), куски ткани (на одном из них имеется самая поздняя из всех известных нам дат правления этого фараона) и всякие иные предметы, оставшиеся от его погребения. Связанные с сакральными действиями, они, видимо, не подлежали уничтожению. Поэтому их бережно схоронили.

В 1912 г. Т. Девис издал последний из пяти томов отчета о финансированных им раскопках в Долине царей. Он был посвящен описанию находок в гробнице Хоремхеба и в камере, принятой им за гробницу Тутанх-амона. В предисловии к этой книге Т. Девис писал: «Я опасаюсь, что Долина царей теперь исчерпана». С ним согласился и Г Масперо, который продолжал возглавлять Службу древностей Египта. Иного мнения был Г. Картер.

назад содержание далее




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://egypt-history.ru/ "Egypt-History.ru: История и культура Арабской Республики Египет"